Ситуация на местах: Калининград

Калининградский катедраль | Ситуация на местах: Калининград | Going Public | Foto: Владимир Седах, источник: Wikimedia Commons
Калининградский катедраль | Ситуация на местах: Калининград | Going Public | Foto: Владимир Седах, источник: Wikimedia Commons
Разрушение аутентичной структуры города во время Второй мировой войны, зачастую хаотичная застройка во второй половине ХХ века, крупномасштабная приватизация и коммерциализация 1990-х и 2000-х годов в купе с последовавшим за ними экономическим кризисом оказали огромное влияние на характер и качество общественного пространства Калининграда. Несмотря на то, что инфраструктура города была значительно улучшена за последние несколько десятилетий (несколько районов подверглись благоустройству), в особенности к 750-летию города, в нём всё ещё остаётся немало заброшенных, безжизненных и забытых участков. Состояние некоторых из них часто отражает недостаток уважения к историческому и культурному наследию города, наблюдаемый у многих проектировщиков, застройщиков и жителей. В то же время, в коммерчески привлекательных и ориентированных на потребление частях города общественное пространство сокращается и довольно часто подвергается чрезмерному регулированию («нет денег – нет права на общественный статус»). Наиболее распространёнными видами деятельности в общественном пространстве являются потребление, перемещение из одного места в другое (движение «с работы домой») и крупномасштабные официальные городские празднества, в то время как неформальные спонтанные мероприятия и общение между жителями в пространстве города довольно редки. При этом, как замечает социальный исследователь Анна Карпенко, цель потребления в Калининграде в большинстве случаев состоит в демонстрации потребления как такового, а не в обустройстве пространства для коммуникации и общественного обсуждения.

Нельзя не отметить, что, несмотря на ряд ограничений, связанных с общеполитическим климатом в стране, в последнее время наблюдается ряд позитивных тенденций в развитии публичного пространства в Калининграде. В определенных случаях перспективы гражданского участия расширяются. В связи с этим растет и запрос на публичное пространство. За последние пят лет появилось несколько новых и довольно открытых общественных мест (например, клуб «Квартира», клуб «Репортёр»). Кроме того, уже имеющиеся пространства были аппроприированы определёнными групппами (например, сборы байкеров и гонщиков на площади Победы по вечерам), но некоторые сообщества (скажем, пенсионеры, экономические иммигранты) по-прежнему не имеют полноценного доступа к общественному пространству и часто подвергаются маргинализации.

Если говорить об общественном пространстве в целом, как физическом, так и виртуальном, то в Калининграде по-прежнему ощущаются нехватка устоявшихся механизмов и платформ для выражения, обсуждения и согласования интересов различных социальных и политических групп и недостаток пространства для публичных дискуссий и критической рефлексии.

Поэтому проект «Going public: how to say?», заостряющий внимание на общественном пространстве, критической рефлексии и анализе различных концепций публичности, очень актуален в местном контексте. Он также соответствует приоритетам программы Балтийского филиала Государственного центра современного искусства, активно работающего в сфере паблик-арт с конца 1990-х с особым упором на проблемы наследия и идентичности.
Юлия Бардун
Ссылки по теме

Dossier: Kunst im öffentlichem Raum

In diesem Dossier beschäftigen sich Kunstwissenschaftler, Kuratoren und Soziologen mit wichtigen Begriffen, Fragen und Ereignissen rund um das Thema Kunst im öffentlichen Raum.

Паблик-арт

Кому принадле-
жит городское пространство?

Dossier: Public Art

Outdoor exhibitions, art on the building site, graffiti – who actually owns public space? A dossier on public art in Germany and Egypt

Культурные горизонты 2020: культурные практики в цифровом веке

Серия дискуссий о современных технологиях и их связях с искусством и культурой
Рекомендации