Погранзона


Грузия.eu

Визовая либерализация — путёвка в европейское будущее


Грузия — страна особенная. Самобытная, честолюбивая и гордая. Она как та маленькая птичка, которая, когда все полетели на юг, решила лететь прямо на солнце. И в этом одиноком полёте ей и крылья приходилось обжигать, и падать на дно самого глубокого ущелья, и терпеть немало других невзгод. Но поступаться принципами и выбранным курсом она, упрямая, не собиралась и продолжала лететь строго на запад. Солнце для неё отныне вставало на западе.

Хотя, почему отныне? Может, так было всегда? И стремление в Европу и к западным ценностям было исторической предопределённостью, а не случайным выбором, выпавшим стране после обретения независимости? Вполне возможно. И тогда прогресс, которого Грузия добилась на этом пути, и безвизовый режим с Евросоюзом, полученный в качестве бонуса, - явления вполне закономерные. Ну, а 70 лет, проведённых в составе Советского Союза, не что иное, как, фигурально выражаясь, пребывание в неравном браке, где воля маленькой страны подавлялась её сильным партнёром. Всё это так.

Однако Грузия ещё и страна контрастов. Вместе с европеизацией, выражающейся в приведении законов в соответствие с западными стандартами, реформах в ключевых областях и смене образа мышления, в обществе ещё крепки патриархальные устои и вековые традиции. Грузии, ставшей второй после Молдовы постсоветской страной (не считая стран Балтии — членов ЕС), которой был предоставлен безвизовый режим с ЕС, и приблизившейся к Европе ещё на один шаг, удаётся оставаться при этом цивилизационно пока на Востоке.

Впрочем, у Грузии ещё всё впереди, потому что после официально заявленного курса на Запад прошло каких-нибудь 20 с лишним лет. Срок предельно маленький для качественных изменений и масштабного рывка вперёд.

Ветер перемен


Георгий родился на стыке двух эпох, в 1995-ом, когда весь мир насилия мы разрушали до основания, чтобы затем построить своё, новое. Правда, каким он должен быть — этот новый мир — ещё никто не знал. Наступали времена разрухи, голода и холода. Георгий вспоминает детство как период тотальных лишений, когда не было ни света, ни воды, ни отопления. И люди выживали только благодаря взаимовыручке и неистребимой вере в лучшее будущее.

— Страшные были времена, — рассказывает Георгий. — Я хоть и был тогда совсем ребёнком, но отчётливо помню детали тех лет. Собирались все в одной комнате, потому что остальные не отапливались. Иногда это бывала комната соседей, иногда наша собственная. Кто достал керосин, тот и пан. Собирались по несколько семей. И обед варился по тому же принципу. Кто чудом отхватывал фасоль или картошку, у того в доме и пировали. Мясо кушалось по особым случаям. Спали, тесно прижавшись друг к другу, использовали естественные способы обогрева. Какое движение на Запад? Кто о нём думал тогда? Кругом царили хаос, тотальная коррупция и преступность. Помню отчётливо, как однажды прямо под окнами нашего дома с женщины сорвали золотую цепочку. Она истошно кричала, но никто даже не шелохнулся и не пришёл к ней на помощь. Общество было объято страхом. Такое происходило среди бела дня, на каждом шагу. Недовольство жителей страны таким положением вещей накапливалось годами. Пока в один прекрасный день не подул ветер перемен.

Бескровный переворот, который назвали Революцией роз, был предопределён и экономическими, и социальными, и внутриполитическими факторами. Реальность менялась на глазах. Менялась очень стремительно. С приходом к власти Михаила Саакашвили чётко определились приоритеты государственной политики. Грузия заявила о своём стремлении вступить в НАТО и ЕС. И получила соответствующее «домашнее задание». Выполнение его гарантировало сближение с западными структурами. Команда реформаторов приступила к осуществлению реформ.

Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили объявил нулевую толерантность в борьбе с криминалом и принялся искоренять воровской менталитет. Оказалось, что спрут под названием «коррупция» можно победить. Нужно только крепко захотеть. Одним из первых шагов на этом пути стала реформа правоохранительных структур. Весь прежний состав ГАИ в одночасье оказался на улице. На работу в органы правопорядка набрали новых профессионально обученных сотрудников. Реформаторы приступили и к полной либерализации в экономической сфере, массовой приватизации и ослаблению роли государства в экономике. Именно к тому периоду относится фраза экс-министра экономики Кахи Бендукидзе: «Продается всё, кроме совести». Команда националов — так до сих пор называют представителей партии Михаила Саакашвили «Единое Национальное движение» — упростила систему государственного управления, ликвидировав массу контролирующих органов, устранила бюрократизм, объединив оказание всех общественных услуги в одном здании — Доме юстиции. А также ввела Единый национальный экзамен, обеспечив объективную оценку знаний.

Полёты в мечтах и наяву


Львиная доля прогресса, которого Грузия сумела добиться за прошедшее десятилетие, - это заслуга команды революционеров. Но, как показало время, даже такой оглушительный успех не сумел перевесить ошибки, допущенные властью. ЕНД и по сей день не устают обвинять в системных перегибах. Именно они стали главной причиной поражения партии Михаила Саакашвили на выборах в 2012 году. Впрочем, из власти эти «ребята» ушли «по-европейски». Команда впервые за новейшую историю страны создала такой прецедент — мирную передачу власти. Не посредством революций, переворотов и подавлений волнений, как происходило не раз, а путём демократических выборов. В Грузии не существовало такого прецедента со времён первого президента.

— Знаете, что является самой главной ценностью государства, общества? Гражданин, человек и защита его прав. Речь идёт о гражданине как феномене, на нём должно строиться всё остальное. Ценность человеческой жизни — основа демократии, — говорит Георгий. — Четыре года назад я поступил на архитектурный факультет Государственного технического вуза. Мою учёбу оплачивает государство. Я не знаю, буду ли я работать по специальности. В этом году я познакомился с ребятами из Украины, которые занимаются в Грузии парапланеризмом, и моя жизнь резко изменилась. Теперь я мечтаю о полётах. А мои украинские друзья мечтают получить гражданство Грузии и остаться тут жить. Сложно говорить о преимуществах твоего рождения именно в этой стране и именно в этот временной отрезок. Не знаю, мне сложно представить, как бы я жил, родись в эпоху тоталитарного режима. Уж слишком большой между нашими поколениями разрыв – и временной, и ментальный. Жизнь наших предков состояла из запретов, а наша состоит из предоставленных возможностей. Вот поднакоплю денег и махну летом на отдых в Европу. Мог бы мечтать об этом мой ровесник лет этак 50 назад? Но всё движется, меняется. Наше гражданское сознание растёт.

Как говорят грузинские эксперты, мы, конечно же, не решили всех проблем, но преуспели во многом. Особенно по сравнению с нашими ближайшими соседями. После балтийских стран Грузия оказалась самым успешным проектом на всём постсоветском пространстве. Ну как, скажите, не поощрить такое показательное рвение! Грузия совершила гигантский рывок: впустила в себя Европу и осталась верна выбранному курсу. Не свернула с европейского пути Грузия и за последние пять лет, хоть оппоненты сегодняшней власти и обвиняли её в смене ориентации и предательстве западных ценностей. Только говоря о неуклонном движении на Запад, мы зачастую забываем о том, что оно во многом зависит и от того, в каком цивилизационном пространстве находится Грузия.

Когда секундная стрелка не нужна


— Главный водораздел проходит между культурами, — говорит научный сотрудник Института политологии университета Илии Гия Сиамашвили. — Грузия — классический образец коллективистской культуры. На востоке главное — община. Это может быть компания, коллектив, работа, в которой человек чувствует себя частью. И для нас это очень важно, даже больше, чем индивидуальная жизнь. К индивидуальности у нас мало тяги, и мы даже не знаем, что с ней делать. Наш человек предпочитает быть в тех отношениях, которые определяются коллективом. И тут нельзя «вешать» всё на советское прошлое. Потому что это, скорее, пережиток общинного сознания, которое нашло воплощение в советской системе. На Западе образ жизни у людей индивидуалистический. И заставить мыслить европейского человека коллективными категориями никак не получится.

Гия Сиамашвили указывает на ещё одно существенное различие между двумя цивилизациями.

— Когда на Западе говорят, что пространство оформлено, это означает, что человек старается использовать его с максимальной эффективностью и по назначению. Рациональное освоение пространства — характерная черта западного мира. К слову, заходишь в общественный туалет в Дании и обнаруживаешь, что там есть всё: и иголка, и нитки, и ножницы, а ещё бинт и одеколон. И вокруг витает такой аромат, что выходить не хочется. Вот такое рациональное освоение пространства.

Возвращаясь из Грузии, туристы рассказывают, что понятие времени для граждан этой страны — условное. Опоздание на полчаса считается нормой. Первое, что начинает чувствовать приехавший в Грузию, - время замедлило свой ход. Существование секундной стрелки говорит о значимости времени. И с чем большей привязкой ко времени человек живёт, тем больше он успевает. Посему и жизнедеятельность его продуктивна и целесообразна. На Западе это имеет особую традицию. Жить по часовому времени считается естественным. В Грузии относятся ко времени так же, как относятся к нему на Востоке. Часы в Грузии измеряются событийно. Время определяется состоянием, в котором человек находится в тот или иной момент. Если ему нравится пребывание в данном месте, то он не обращает внимания на время. «Мне неважно, какой сейчас час, я нахожусь в таком состоянии до тех пор, пока оно доставляет мне удовольствие. Я настолько хорошо себя чувствую, что не считаюсь с тем, что под это мероприятие должно быть отведено конкретное время», — заключает Сиамашвили.

Есть такая пословица: «Делу — время, а потехе — час». У нас получается так: если я нахожусь в состоянии потехи, то забываю о деле. Оно для меня оказывается второстепенным. Впрочем, может, нам не нужно стремиться к переделыванию самих себя. А оставаться такими, какие мы есть. В конце концов, остановленное время иногда имеет свои преимущества…
© Екатерина Минасян

Екатерина Минасян

Закончила факультет иностранных языков Тбилисского университета. Уже на третьем курсе осознала, что занесло не в ту специальность — лингвистическая сущность интересовала меньше человеческой. Прошли годы, но предмет пристального изучения не изменился и интерес к нему не угас. Любит писать о людях и для людей. Ведет колонку на информационном ресурсе Спутник/Грузия. Рассказывает о брендовых и малоизвестных местах в городе и людях, чьи имена неразрывно связаны с историей Тифлиса конца 19-го – начала 20-го веков.

Ссылки

Колонка о Тбилиси

Другие темы





Актуальные темы

Дайте два

Бери и будь счастлив

Двигатель

Свободная касса!

Бумага

Универсальная мера счастья

ПОГРАНЗОНА

Зыбкое равновесие пограничных состояний

РАС-СТОЯНИЕ

Границы светотеней через точку фокусировки

СЕРОТОНИН

Сон разума
рождает чудовищ

ПРО СМОТРЕТЬ

Про кино: что смотреть и как видеть