Серотонин


Старик и волки

В современном игровом кино Казахстана прослеживается тенденция к отображению общетюркских культурных кодов, среди которых можно особо отметить появление на экране образа мифологического, тотемного героя — волчицы.

У тюркских народов существует миф о происхождении: согласно легенде, в древние времена жило одно племя и однажды оно было атаковано жестокими врагами. В живых остался только один мальчик, враги отрубили ему руки и ноги. Мальчика спасла волчица. Она вскормила его своим молоком, а спустя некоторое время стала ему женой. Волчица родила от него десять сыновей, от которых и берут своё начало все тюркские народы.

Тюрки-кочевники жили в гармонии с природой. Они соблюдали неписаный закон и не нарушали границ между миром людей и миром животных.

Образ волчицы как мифологического героя в современном казахском кино интересно представлен в фильме Ермека Турсунова «Шал» (2012). «Шал», снятый по мотивам повести Эрнеста Хемингуэя «Старик и море», построен на конфликте между Волчицей и Шалом («шал» в переводе с казахского языка означает «старик»). Режиссёр взял из повести лишь основной лейтмотив — стойкую борьбу, противостояние человека и природы. По сути, «Шал» не экранизация повести. Это, скорее, фильм, снятый под вдохновением от работ Эрнеста Хемингуэя, дань уважения мастеру пера.



Сельский старик попадает в снежную бурю вместе со своим стадом овец. Заблудившись в зимней степи, он встречается с Волчицей. Волчица, объявившая войну охотникам-браконьерам за убийство её волчат, мстит всем людям, в том числе и Шалу. Браконьеры варварским образом охотятся на волков, отстреливают даже маленьких волчат. Они переступают грань между охотой и вакханалией. Волчица со своей стаей охотится на Шала, она истребляет большую часть его овец. Но Шал самоотверженно защищается и убивает в кровавой схватке нескольких волков. В решающей встрече один на один с Волчицей Шал, собрав все свои последние силы, словно матёрый волк рычит и скалится. На экране крупным планом предстаёт лицо Шала. Его налитые кровью глаза напоминают глаза озлобленного волка, который готов биться насмерть в решающем поединке. Камера поочередно показывает крупным планом глаза Шала и глаза Волчицы. Кто кого? Но Волчица разворачивается и отступает, чувствуя, что перед ней стоит подлинный матёрый Человек-Волк, который так же, как и она, отчаянно защищает своих овец и особенно — новорожденного ягнёнка. Волчица признаёт право человека на защиту себя, своей семьи, своего имущества. Наконец-таки нарушенный баланс между миром волков и миром людей приходит в равновесие, покой, гармонию. Этот жестокий поединок заканчивается перемирием.

Как видим, образ героя тюркского мифа — Волчицы, — воплощённый в фильме «Шал», выше понятия «хищник». Волчица — мать, оберегающая своих детёнышей от смерти, которую несёт с собой человек. Волчица имеет право на защиту своего потомства и её жестокость на этом пути оправданна. Волчица — это одновременно символ любящей матери и отважного воина. Она, как воин, признаёт силу и мужество соперника. И как мать отпускает его с миром в том случае, если последний защищает не только себя, но и своих детей, своё имущество, поскольку милосердие Волчицы — это милосердие Матери-Природы. Человек, переступив границу животного мира, получает должное наказание.

© Баубек Ногербек

Баубек Ногербек


Баубек Ногербек — киновед, обладатель научной степени PhD по искусствоведению. С 2004 по 2008 год — редактор отдела «Кино, театр, музыка» журнала «Shahar-Культура», выпускающий редактор журнала «Киноман», культурный обозреватель делового еженедельника «Капитал.kz». С 2009 года — преподаватель кафедры «История и теория кино» Казахской национальной академии искусств им. Т.К. Жургенова, с 2015 года — доцент.

Другие темы





    Актуальные темы

    Дайте два

    Бери и будь счастлив

    Двигатель

    Свободная касса!

    Бумага

    Универсальная мера счастья

    ПОГРАНЗОНА

    Зыбкое равновесие пограничных состояний

    РАС-СТОЯНИЕ

    Границы светотеней через точку фокусировки

    СЕРОТОНИН

    Сон разума
    рождает чудовищ

    ПРО СМОТРЕТЬ

    Про кино: что смотреть и как видеть