Пьесы

Das Kalte Kind («Холодное дитя»)

«Нина – так зовут «холодное дитя» Зильке и Вернера, которые выказывают интерес ко всем сексуальным проблемам и сердечным делам своих друзей, но сами не в состоянии проявить когда-либо истинное участие. Оба служат воплощением «приличных» людей, ведь их неразлучное партнерство основано на взаимной ненависти.
Их «дитя» мерзнет в коляске. Это – застывшее от холода мертворожденное дитя или всего лишь кукла, которой можно сломать руки и ноги и которую можно выбросить. Их друг Йохан считает всех женщин «тошнотворными», все они напоминают ему кого-то, прежде всего Мелани, которая дала ему от ворот поворот. Однако теперь - благодаря своим друзьям - он держится за Лену, по образованию дипломированного египтолога, которую одолевают фантазии об изнасиловании. Порой Йоханн не знает, как ему быть, и потому решает стать непреклонным «спасителем» и супругом Лены. На радость папочке и мамочке, которых Лена ненавидит, празднуется свадьба. Ее младшая сестра Тине от безысходности – только, чтобы не попасть под влияние родительской мании ничего не пропустить, - ловит на крючок эксбициониста Хеннинга. ...Эти три майенбурговские пары – Зильке и Вернер, Йоханн и Лена, Тине и Хеннинг, а также папочка с мамочкой - образуют распутный семейный клан, который в первом раунде резвится в своего рода клубе по интересам, в кафе «Полигам», потом этот «союз восьмерых» погрязает в подходящих для них извращенных обстоятельствах, связанных со свадьбой Йоханна и Лены, чтобы в итоге докатиться до праздника длинных ножей при захоронении урны с прахом папочки, который надеялся получить супервпечатления от своей поездки в Сингапур, но умер там от сердечного приступа».
(Клаус Фёлькер, программа Мюльхаймского театрального фестиваля)

Мнения о пьесе

Мариус фон Майенбург, драматург театра «Шаубюне ам Ленинер плац», своей пьесой «Холодное дитя» взрывает узкие рамки своих прежних работ. Подобно Роланду Шиммельпфеннигу.... он расширяет их. Обрабатывает общественное полотно – и хочет одним рывком вскрыть большой фарс. При этом он оказывается у истоков модерна, рядом с «Королем Убу» Альфреда Ярри и молодым Брехтом. Мы видим перед собой типы людей, которые бахвалятся своим сексуальным могуществом, находятся в бедственном положении и которые неизлечимо погрязли в своих безумных представлениях о жизни. ... И если Шиммельпфенниг – поэт, то фон Майенбург – хирург».
(Рюдигер Шапер, «Тагесшпигель», 9 декабря 2002 г. )

«Как когда-то социалист-утопист Шарль Фурье, который различал три вида любви, – erotisme, familisme, amitie - 30-летний Майенбург представляет свой фарс на трех примерах ненависти, включая их плавные переходы друг в друга. О том, что это чувство, самое обязательное из всех имеющихся, наличествует даже в лучших семьях, речь шла еще в его дебютной драме «Огнеликий»; в пьесе «Холодное дитя» он распространяет его на такие сферы, как дружба и эротика. Наполовину судьбоносные встречи всех действующих лиц в кафе «Полигам», следующие за этим картины свадьбы и похорон демонстрируют сугубо бюргерскую, нормальную, по современным понятиям, самовлюбленную среду и тем самым объект юмора – от абсурдного до злого; ...фон Майенбург умело переплетает различные, почти синхронно звучащие словесные баталии, пронизывает их внутренними монологами, подсмотренными холодным взглядом наблюдателя, добавляет к этому кровавые картины будущего и мрачные, страшные кошмары, про которые нельзя наверняка сказать, что речь идет не о реальном ужасе и мерзостях».
(Ева Берендт, «Театер хойте», январь 2003 г.)

Информация

Премьера «Шаубюне ам Ленинер плац», Берлин, 7 декабря 2002 г.
Режиссер Люк Персеваль
В спектакле заняты 4 актера, 4 актрисы, сменные декорации
Права Театральное издательство Хеншель Шаушпиль, Берлин ГмбХ
Мариенбургер штрассе, 28; 10405 Берлин
Тел.: 030/4431-8888 Факс: 030/4331-8877
verlag@henschel-theater.de
Переводы на фламандский, датский, французский, итальянский, норвежский, польский, шведский, венгерский, Русский

    Facebook

    Visit us on Facebook