Пьесы

Сексуальные неврозы наших родителей

У девушки по имени Дора душа многие годы пребывала в сумеречном состоянии под воздействием успокаивающих психотропных препаратов, которыми ее потчевали врач и родители. Делалось это для того, чтобы защитить ее и окружающий ее мир от ее же собственной духовной «инородности», которая выражалась, прежде всего, в диких и неконтролируемых всплесках эмоций, и дать ей возможность жить «нормальной жизнью». Она может даже работать, помогая в овощной лавке, куда ее по доброте душевной взял на работу благожелательный шеф. Однажды, по желанию матери, прием медикаментов отменяется: мать хочет узнать, что на самом деле представляет собой ее дочь. Дора стряхивает с себя искусственно навязанное ей послушание. У нее просыпается огромная жажда жизни, она демонстрирует свою волю и открывает для себя, прежде всего, свою сексуальность. И все это в такой мере, которая во много раз превосходит все представления взрослых о том, как Доре следовало бы жить. Так, она связывается с проезжим коммивояжером, торгующим парфюмерией, который плохо с ней обращается и насилует ее. Родители в ужасе, однако Дора воспринимает это как удавшуюся попытку вырваться из своего окружающего мира, чрезмерно опекаемого другими. Увещевания и советы врача, родителей и работодателя до нее больше не доходят; она не позволяет себе ничего навязывать, в своих наивно и бесконтрольно высказываемых мнениях она затрагивает болезненные моменты внешне толерантного мира взрослых и при этом в полной мере наслаждается проснувшимся в ней вкусом к жизни. В конце его не может разрушить даже то, что родители, совершая акт двойной морали и ошибочно уверовав в то, что они, поступая ответственно с этической точки зрения, должны вмешаться в жизнь Доры, отправляют ее делать аборт и на насильственную стерилизацию.

Мнения о пьесе

«Лукас Берфус немногословен и конкретен, рассказывая о тех условиях, в которых живет Дора; для этого он прибегает к сценам, чья сочная лаконичность свидетельствует о том, сколько усилий в них было вложено. Он воздерживается от любого обсуждения щекотливой общественной тематики, которая могла встать на повестку дня после этой истории. Он не занимает какую-либо позицию и не встает на чью-либо сторону. Он наблюдает и показывает. Правда, его наблюдения – это слегка язвительный взгляд сатирика на людей, находящихся в незавидном положении; это означает, что в созданных им сценах он сразу хватает быка за рога, но он никого не обвиняет. В них нигде нет места для возвышенных речей по поводу щекотливой темы. И в этой сдержанности заключается как раз сила пьесы. Как и в образе Доры, разумеется. Он не делает из нее героиню, святую и тем более жалкую жертву. Он не ставит себя впереди нее, изображая кого-то, кто знает, как надо лучше. Он рассматривает ее почти робко, с дистанции. Он весьма точен, когда речь идет о деталях ее поведения, но он не подавляет ее своим аукториальным всезнайством. Так остается нераскрытой тайна ее простодушия, которая является также тайной ее несокрушимости. И это не только хорошо. Это прекрасно».
(Доротее Хаммерштайн, программа Мюльхаймского театрального фестиваля)

Информация

Премьера «Театер Базель», 13 февраля 2003 г
Режиссер Барбара Фрай
Премьера в Германии «Талия Театер», Гамбург; «Штаатстеатер», Штутгарт, 22 ноября 2002 г
Режиссер Йоринде Дрёзе / Шарлотте Коппенхёфер
В спектакле заняты 3 актрисы, 4 актера, сменные декорации
Права «Хартманн унд Штауффахер, Ферлаг фюр Бюне, Фильм, Функ унд Фернзеен»
Бисмаркштрассе 36, 50672 Кёльн
тел.: 0221-485386, факс: 0221-515402 info@hsverlag.com
Переводы итальянский, на испанский

    Facebook

    Visit us on Facebook