Пьесы

До и после ("Vorher/Nachher")

Пьеса «До и после» состоит из 51 короткой сцены, в которых внимание привлечено к жизненным моментам целого ряда нечетко описанных фигур, волею случая одновременно проживающих в одном большом отеле.
И если некоторые из них появляются на сцене всего один раз, как, например, «человек с энтомологическим сосудом» или «два танцора», то «женщина около 30», намеренная покинуть своего мужа после 11 лет совместной жизни и завязавшая отношения с другим, «мужчиной из другого города», возникает на сцене неоднократно. Точно так же, как и «женщина около 70», которая все делает в темноте, чтобы не быть вынужденной смотреть на себя. Или как мужчина, которого покидает «женщина около 30» и который хочет отомстить, завязывая отношения с «рыжей женщиной». Другая женщина, забитая своим мужем, пытается восстановить себя как личность, следуя жизненному принципу сестры своей бабушки – всегда сохранять чувство юмора, несмотря на страдания.

Одновременно Шиммельпфенниг вводит в действие элементы сюрреализма: один мужчина ползет по стене словно паук, другой исчезает в картине и больше не появляется. Необъяснимое смешивается с банальностью повседневного, что приобретает и свое значение, когда, например, предпринимается попытка включить электрическую лампочку и отопление, нефункционирование которых кажется катастрофой.

Мнения о пьесе

«До и после» - это своего рода инсценировка того, как работает кинокамера, объектив которой, казалось бы, бесцельно вращается в бесконечных широтах будней – или всего лишь в двух десятках номеров одного и того же гостиничного комплекса. 51 раз он застывает и показывает не слишком долго людей, которые одиноки или одиноки вдвоем, которые размышляют, вспоминают или боятся, которые хотят заниматься любовью или охотнее ссориться. Так сказать, лаконичные „short cuts“, которые Шиммельпфенниг облекает в форму монологов или диалогов, а зачастую и просто в прозу. ... Все это тщательно и удивительно ровно приложено друг к другу, словно чистые лепестки цветов в мандале. Последняя сцена капризно повторяет первую и таким образом как бы замыкает буддистский круг вокруг земных страстей”.
(Ева Берендт, “Театер хойте”, № 01/2003)

“Роланд Шиммельпфенниг рисует... яростную и одновременно виртуозную панораму современного общества. Внешне разрозненные, сведенные воедино, резко обрывающиеся истории благодаря широкому взгляду рассказчика складываются в своего рода картину, в которой невероятное и зловещее, повседневное, банальное и непредсказуемое, счастье и несчастье болезненно и в то же время остроумно сплетаются в плотную сеть отношений. Люди переживают свои истории и явно не всегда являются “хозяевами” положения; кажется, что они плывут по течению бесконечной реки отношений и в то же время дают друг другу импульсы: как бильярдные шары они отлетают друг от друга, чтобы найти себя в новой, изменившейся ситуации.

С помощью меланхолического жеста и любовного взгляда Шиммельпфенниг рассказывает о раздробленности индивидуума и общества, а затем играючи складывает осколки в новую мозаику. Зритель видит то, что было “до”, и то, что стало “после”; драматическое событие само по себе уходит от его восприятия. Такая совершенно новая, почти кинематографичная драматургия повествования, в значительной мере отказывающаяся от диалогов, обостряет взгляд на ситуативную взаимосвязь, а с другой стороны дает простор фантазии относительно того, как все могло бы произойти”.
(Из сообщения для прессы “Бадишес Штаатстеатер”, Карлсруэ, 2003 г.)

Информация

Премьера “Дойчес Шаушпильхаус”, Гамбург, 22 ноября 2002 года
Режиссер Юрген Гош
В спектакле заняты 39 актеров (число может варьироваться)
Права Издательство С.Фишер театр и медиа
Хеддерихштрассе, 114; 60596 Франкфурт-на-Майне
Тел.: 069-6062-271 Факс: 069 - 6062-355
theater@s-fischer.de
Переводы Театральная библиотека

    Facebook

    Visit us on Facebook