Пьесы

Karl Marx: Das Kapital, Erster Band («Карл Маркс: Капитал, том первый»)

«Масштабный анализ, проведенный Карлом Марксом, занимает видное место в каноне тех книг, которые знают все, но которые лишь немногие правильно прочли. Для Хауга/Ветцеля это – драматический текст, семь печатей которого можно вскрыть только с помощью восьми человек, живших с этим произведением, живших в этом произведении и живших для этого произведения. Речь не идет ни о «лебединой песне», ни о серой теории, выставленных на сцену. Что касается этой книги, то речь вовсе не идет о том, как ее читают режиссеры, а о том, кто ее вообще прочитал; не столько о том, что в ней содержится, сколько о том, каково ее место в обществе, кто ее использует и знает, какой бы политической окраски он ни был и какой бы экономической деятельностью он ни занимался. Ни одна другая книга не оказала такого решающего влияния на экономическую теорию и на политическую действительность, как главное произведение Маркса по научному социализму – с одной стороны прославлявшееся, а с другой - поносимое. Ни в одной другой книге нет такого основополагающего анализа законов рынка, процесса производства и создания стоимости – и тем самым такого товара, как человек. (…)
«Карл Маркс: Капитал, том первый» стягивает воедино нити широкого разбросанного кастинга, в ходе которого люди из различной политической и общественной среды своими биографиями способствуют тому, чтобы по-разному оценить и представить эту слишком толстую книгу».
(Издательство Hartmann und Stauffacher/ «Римини-протокол»)

Мнения о пьесе:

«Во время коллективной работы над историей восприятия эпохального научного труда Маркса сначала родилась театральная пьеса, а потом уже текст. Дело в том, что рабочий метод Хауга и Ветцеля, вместе со Штефаном Кеги (который в этот раз не участвовал) под фирменным знаком «Римини-протокол» создающих документальные перфомансы для театра, заключается в том, чтобы составить композицию из рассказов участников спектакля о лично пережитом. Этих так называемых «экспертов» они отыскивают для раскрытия какой-то особой темы, к которой те имеют очень личное отношение (…), и потом во время репетиций под разными углами зрения рождается многозначное театральное действо.
В данном конкретном случае перед огромной стеной с книжными полками, заполненными произведениями Карла Маркса и прочей атрибутикой, посвященной Карлу Марксу, встречаются последний директор Института истории экономики в ГДР, один из основателей Коммунистического союза Западной Германии, диссиденствующий кинорежиссер из бывшего Советского Союза, а также слепой любитель грампластинок, прочитавший эту книгу с помощью шрифта для слепых, переводчица на русский язык и биограф авантюриста Юргена Харксена. В развлекательной и даже веселой манере они с помощью анекдотов, коротких игровых сцен или включения отрывков из кинолент разбрызгивают запах – благостный и неприятный – этой впервые вышедшей в 1867 году книги. В этой игре, приносящей облегчение, нет места ортодоксальности. Скорее на основе осколков биографии (..) здесь показывается то, как мировоззрение меняет людей, но которое они также вновь могут изменить – и так до тех пор, пока оно не докажет свою политическую неэффективность в качестве кокетливого взгляда в прошлое с помощью театра».
(Тиль Бриглеб, Мюльхаймский театральный фестиваль, 2007 г. )

«Итак, книга в качестве заглавного героя. Всего лишь книга, но какая книга: она, как, пожалуй, никакая другая создавала жизненную действительность, вызывала мировые реальности. Теперь она – объект игры. И на довольно пестрой сцене. Стена с книжными полками – большие стеллажи (на одном ваза с красными гвоздиками, на другом, например, бюст Маркса), лестница-стремянка, в том числе высокая табуретка – растянута по всей ширине сцены, красный и голубой свет, слева игральный автомат, какие встречаются в питейных заведениях. Вечер движется по напряженной линии от все еще скорее логичной теоретической части в сторону курьезного и гротескного повседневного безумия общества денег – сумасшествие игры, случая, сумасшествие обмана, где целые империи и гигантские состояния можно создавать на основе надувательства и иллюзии. Театр читает. Чтение становится театром».
(Ханс-Тис Леманн, «Театер дер цайт», 01/2007)

 

Информация:

Премьера: 4.11.2006, «Шаушпильхаус Дюссельдорф», совместное производство с «Театер Хеббель ам Уфер», Берлин, «Шаушпильхаус Цюрих» и «Шаушпиль Франкфурт»
Режиссеры: «Римини-протокол» (Хельгард Хауг/Даниэль Ветцель)
В спектакле заняты: 1 актриса, 7 актеров
Права: издательство Hartmann & Stauffacher Verlag
Bismarckstr. 36
D 50672 Köln
Тел.: +49 221 485386, факс: +49 221 515402 info@hsverlag.com
Переводы Театральная библиотека

Facebook

Visit us on Facebook