Пьесы

Его звали Господин

Когда у Господина была лама, его мир был еще в полном порядке. Теперь же, когда организация «Гринпис» отобрала у него животное, Господин не знает, как ему быть дальше. Понимания своей проблемы он не встречает ни у Анетты, которая как раз его покидает, ни у своих друзей. Одни хотят вернуть Господина, отвергающего деньги и материальную собственность, на правильный путь. Другие используют его простодушие и его странное, с их точки зрения, мировоззрение для извлечения собственной выгоды. Анди посылает его вместо себя на похороны, Норберт выпрашивает у него последний предмет меблировки, телевизор, для того, чтобы использовать его в своей революционной инсталляции „tempus fuck it“. И даже мать Господина не обращает внимания на его тревоги. Однако когда он – против своей воли – становится обладателем сумки, набитой деньгами, к жизни Господина начинают проявлять интерес не только друзья, но и полиция.
В своей пьесе «Его звали Господин» Филипп Лёле описывает наше глобализированное, капиталистическое настоящее с точки зрения «отказника». Без сарказма, но с большим количеством гротескного юмора. Не воинственно, не агрессивно и не поучающе Господин реализует в жизни свою догму – с тем последствием, которое, как кажется, раскрывает жизненную ложь тех, кто его окружает. Как кажется. Ведь и счастье Господина функционирует в конечном счете лишь «в ограниченном масштабе».
(Издательство Verlag Autorenagentur)

«Небольшой поход против ветряных мельниц нашего экономического строя становится трудным вызовом. Сначала добродетельный Господин должен избавиться от всех чувств в отношении материального /самоиммунизация против радости потребления/, потом ему предлагают различную работу, не спрашивая его хочет он этого или нет, и, наконец, один приятель в пивной оставляет ему полную сумку денег, от которых он при всем желании не может снова избавиться. Такую нагрузку на уклоняющуюся от работы, идеологизированную совесть можно выдержать только обладая железной самодисциплиной, вот почему Господин в конце концов пишет на стене и свои догмы (…), начиная с того, что «деньги не должны быть нужны» и кончая интересным вариантом индивидуальной свободы действий:
«Свобода – это когда не надо принимать решений».(…) «Подлинная свобода должна заключаться в том, чтобы не было необходимости принимать решения; не потому, что другие решают, а потому, что просто нет никакой нужды принимать решения, так как ты – простой человек». Отсутствие выбора – это самая большая свобода в свободной стране.
Как с этим обходиться – это, правда, дело интерпретации. Является ли Господин особенно наивным человеком, который презирает розничную торговлю и который лишь доказывает, что, последовательно критикуя капитализм, ты должен потерпеть крах, или он – разрушающая альтернатива, которая одерживает верх над системой с помощью ее собственных средств и при этом еще испытывает радостные чувства?“ Действие пьесы «Его звали Господин» после многих поворотов заканчивается там, куда герой мечтал попасть, – в тюрьме, к его счастью и удовлетворению. Там свобода безгранична: никаких денег, никаких решений, просто бытие. И новое начало».
(Франц Вилле, «Театер хойте», 02/2008)

«(…) у Господина есть догма. Он хочет «взять капитализм за яйца», показав, что «он выживет в приятной антикапиталистической манере, не завися ни от какой рабочей карусели». (…)
Это выглядит симпатично и в то же время непригодным для повседневной жизни – и Лёле демонстрирует и то, и другое. Уход Господина от действительности становится понятен на фоне использующих его в своих целях друзей, потребительского ландшафта, приводящего в замешательство своим абсурдным переизбытком, и необходимости принимать решения в профессиональной сфере и в сфере личных взаимоотношений с женщиной, с которой он живет. Свою маленькую революцию, нацеленную на отход от этой жизни, Господин осуществляет, интерпретируя мир, – и в результате изменяет его. По крайней мере, для себя. (…)
Как последовательный догматик Господин был бы, однако, лишь испытанием для нервов. Лёле обходит эту опасность, заставляя Господина во время приступов ярости не горячиться, а засыпать. И поскольку его принципы постоянно приходят в трение с властью реального, Господин становится трагикомическим примером камня преткновения в деле изменения мира».
(Андреас Юттнер, «Нахткритик – Штюкке 08»)
Информация:
Премьера 28 октобря 2007 г. , Шаушпильхаус Бохум, Театер унтер Таге
Режиссер Кристо Сагор
В спектакле заняты 1 актриса, 2 актера
Права издательство Verlag Autorenagentur
Bleibtreustr. 38/39
10623 Berlin
Telefon: 030 - 2849760
Telefax: 030 – 28497676
info@verlag-autorenagentur.de
www.verlag-autorenagentur.de
Переводы Театральная библиотека

Facebook

Visit us on Facebook