Пьесы

Принцип Меезе

В тексте своей пьесы, которая является «пьесой без действия», Оливеру Клуку удается дать образцовое описание состояния, в котором находится молодое поколение Германии в возрасте примерно 30 лет, живущее в больших городах.
«Принцип Меезе» – это процесс нахождения собственного смятения» у этого поколения, которое задается вопросом о смысле своего существования, палитра которого простирается от сидения дома у телевизора, плохо оплачиваемой подработки до перспективы, определяемой безработицей и получением социального пособия.
Эти отчаянные поиски автор преподносит и как свои собственные, то как высокомерные, то как тщеславные, то как ожесточенные, а то и как жалкие: (…)
Эта радикальная непримиримость со своей неспособностью действовать характерна для текста пьесы с его злым юмором и неистовым отчаянием.
(Театр им. Максима Горького, Берлин)

Мнения о пьесе:

Принцип Меезе» является «пьесой без пьесы», у нее нет действия, нет героев, форма открытая. Нет, форма все же, может быть, не столь открытая, так как здесь имеются повествовательные фрагменты одного «Я», и у этого «Я» то очень, очень плохое, то маниакально хорошее настроение, однако, можно предположить, что настроение скорее плохое, даже если «Я» стал бы это оспаривать. В любом случае в голове идет брожение.
(…)
А Меезе, заглавный герой? Меезе упоминается, но не появляется.
Текст, который при всем желании не поддается обобщению, быстрый, яростный, смешной, отчаянный.
(Роланд Шиммельпфенниг, обоснование жюри «Берлинер Штюккемаркт» в рамках Берлинского театрального фестиваля, 2009 г.)


Полностью повинуясь духу времени, он (Оливер Клук – прим. редакции) находит единственную большую временную общность, не имеющую ориентиров. При этом он выводит на сцену некое «Я», которое будучи свободным от текста роли и диалогов, сметает в одну кучу обрывки своей идентичности. Телевидение, вынужденная работа по сокращенному графику, бесперспективность и отсутствие утопий, необязательность и болтливость, агония при одновременном усердии «Я» – все это должно стать зеркальным отражением смятения, присущего поколению Клука.
В пьесе «Принцип Меезе» нет сцен, нет героев, но это и не «текстуальное пространство», это – 56-страничный монолог, в рамках которого перетасовываются ничем не связанные смысловые модули. В то же время это своего рода бой с тенью, преподнесенный в духе социального жеста «сказать обо всем.
(Дирк Пильц, «Нахткритик», 08.02.2010)


Принцип Меезе» – это бурное чередование сцен, которое не скупится на рискованные ассоциативные цепочки, интертекстуальные указания и ссылки на популярные культурные феномены. Это приводит к неожиданному приобретению познания – в результате высмеивания веры во власть, иерархических систем контроля и бюргерских ожиданий публики.
Прежде всего, однако, быстро выкристаллизовываются образы и тематические акценты. Речь идет о соразмерном художественном выражении и вообще о позиции по отношению к миру, который слишком быстро самоорганизуется на базе конфликтов поколений.
(Издательство Verlag Autorenagentur)

Информация:

Премьера 08.02.2010, Театр им. Максима Горького, Берлин (Студия им. Горького)
Режиссер Анту Ромеро Нунес
В спектакле заняты возможны варианты
Права издательство Verlag Autorenagentur
Переводы Театральная библиотека

Facebook

Visit us on Facebook