Журнал

Единственный двуязычный онлайн-портал, посвященный лучшим практикам театральной, музейной и музыкальной педагогики России и Германии. Вы можете фильтровать материалы по теме или стране.

сбросить фильтр
Valentin Baranovsky

Учимся слушать музыку.

Ольга Пикколо: "Моя задача – сделать детей гармоничными"

Piccolo ©Valentin Baranovsky 2013

Последние несколько лет в Петербурге на разных площадках появляется все больше музыкальных проектов и программ, посвященных детям. Это и концерты, предназначенные юным зрителям, и специализированные занятия, способствующие всестороннему – гармоничному – развитию ребенка, и концерты с включением аудитории в общий музыкальный процесс, когда дети не просто сидят в зале, но принимают активное участие в происходящем на сцене. Мы выбрали три наиболее интересных, на наш взгляд, проекта и предлагаем вам интервью с их создателями и организаторами.

На концерт Ольги Пикколо я попала уже после того, как взяла интервью. В беседе, которая приводится ниже, много говорится о чудесах, о чём-то воздушном, невесомом, эфемерном, не поддающемся ни анализу, ни оценке. Потому шла я на занятие с детками хоть и в ожидании чуда, но, в общем, толком не понимая, что конкретно мне предстоит увидеть.

Всё происходило в малом зале Большого театра кукол. Три ряда взрослых – серьёзных, заботливых родителей с напряжёнными лицами. А перед ними – ряд абсолютно расслабленных детей, смеющихся, тянущихся друг к другу. Для них особые места – специальные маленькие стульчики. На сцене – фортепиано, ксилофон, колокольчики и разные шумелки. Сегодня занятие по ударным.

Ольга Пикколо в переливающемся платье в пол – настоящая фея. Она порхает по сцене, рассказывая про инструменты; про то, как принято вести себя в театре: например, стоит приветствовать артистов аплодисментами, хлопать ручками, а не топать ножками, как некоторые маленькие зрители поначалу пытались делать; она демонстрирует отличие длинного звука от короткого, ударяя то по пластинкам ксилофона, то прикасаясь к колокольчикам; а затем, когда всё стихает, когда зрители готовы, просит на сцену артистов. И начинается сказка. Самая настоящая. Ольга рассказывает сначала историю про детские сны, про их повелителя Дедушку Дрему, вплетая в сказку разные звуковые моменты, задавая деткам вопросы: "Как вы думаете, на каком инструменте следует исполнить дождь?" или "Что такое гром? Что это за звук – протяжный или краткий?" И тут же приглашённые музыканты исполняют фрагмент из цикла "Времена года" Антонио Вивальди.

Или вот история про кота, который сбежал из дома, и прельстившись красотой Луны, вспрыгнул на её конец и совершил целое путешествие вокруг Земли. Кот плыл по небу, любуясь звёздами. Исполняется мелодия о звёздах, а дети в это время ручками изображают звёздочки, раскачиваясь в такт музыке.

Ещё была поучительная история про Крошку Енота. А после неё – совместное выступление, когда Ольга пригласила всех маленьких зрителей на сцену, раздав им разные шумелки. И все вместе, танцуя, они исполнили небольшой музыкальный номер.

«…дети никогда не остаются без внимания – они либо слушают, либо отвечают на вопросы, либо что-то изображают руками…»

В общей сложности, занятие длится около сорока минут. В программе – Вивальди, Рамо, Григ, Чайковский. Дети сидят, как заворожённые, повторяя всё, что им показывают, исполняя всё, о чём просят. Абсолютная дисциплина, достигаемая, по-видимому, за счёт правильной организации времени и постоянного переключения внимания ребёнка. Кроме того, дети никогда не остаются без внимания – они либо слушают, либо отвечают на вопросы, либо что-то изображают руками (много упражнений на развитие мелкой моторики). В легкой игровой форме Ольга делает так, чтобы каждый зритель получал свою порцию тепла, заботы и внимания. После концерта зрителям предлагается ещё раз выйти на сцену и посмотреть тот инструмент, что произвёл на них наибольшее впечатление. Пока родители совершают деловые звонки, беседуют между собой о проблемах воспитания, дети – уже совершенно не стесняясь ни Ольги, ни друг друга – весело ходят по сцене, изучая тарелки, колокольчики, палочки от ксилофона, сам ксилофон и разные другие штуки. Наглядное чудо единения, снятия напряжения и барьеров посредством искусства.

Яна Постовалова: Ольга, ваш проект возник в 1999 году. Семнадцать лет – большой срок. Сегодня Детский музыкальный лекторий "Пикколо" – это около 50 концертов. Расскажите, пожалуйста, как всё начиналось?

Ольга Пикколо: Да, путь был гигантский и очень непростой. Всё действительно началось в 1999 году. Я окончила Консерваторию в Петрозаводске, отработала четыре года детским лектором там, затем приехала в Санкт–Петербург. Начала работать в музыкальной школе, преподавала сольфеджио и музыкальную литературу. Но преподавание – не моё. И я решила создать что-то близкое именно моей душе. Так родился первый концерт – тогда подобных программ в городе не было. Я шла интуитивным путем, делая пробы, совершая ошибки. Площадок тоже не было, работала по детским садам, куда приходила сама и предлагала концерты и лектории. Этот опыт, продлившийся около десяти лет, закалил меня колоссально. Тогда же родилась концепция: сделать лектории по всем музыкальным инструментам. Причём я отталкивалась от мнения воспитателей. Хотят воспитатели гобой – я думаю, а почему бы и нет? Ищу по лучшим концертам города гобоиста, приглашаю его. Вдруг кто-то из воспитателей говорит: "Почему у нас нет арфы?" Я думаю: хорошо, будет арфа. И так постепенно набралось приличное количество концертов.

«…главное – принцип создания – он один: совместно творить. »

А вы изучали какие-то программы? Использовали специальные техники?

Нет, никаких специальных методик я не изучала. Надо просто творить сердцем. Я не могу назвать концерты работой. Это моя жизнь, я этим дышу. И когда я творю любя, все это чувствуют, и детки тоже.

Бывают моменты, когда я начинаю работать – когда не высыпаюсь, не очень хорошо себя чувствую, когда случаются неприятности. Но это опасно. Я могу вызвать необходимое состояние искусственно, но оно приходит не всегда, и всё разваливается, не протягиваются эти невидимые нити трепетной тишины от меня к детям, не получается единого дыхания с залом.

Ольга, вы говорите, что не придерживаетесь никакого метода, но у вас концерты, предназначенные для детей трёх разных возрастных категорий… Это же требует разного подключения?

Совсем нет. Я делаю практически одно и то же. Единственное, подбираю немного разные слова. Но главное – принцип создания – он один: совместно творить. Чувство сродни тому, как вы слушаете музыканта и проникаетесь его манерой исполнения, одухотворённостью происходящего. Вы обращаете внимание не на технику исполнения, а на виртуозность, ощущаете невидимые обертоны, улавливаете особую – благоговейную – тишину, и тогда выступают слезы. Вот примерно то же самое ощущают и дети: становятся ведомыми, невесомыми.

А детки из детского сада отличаются от тех, что приходят к вам на концерт?

Да, отличаются. В детском саду дети без родителей, и они изначально со мной. Никакого отвлекающего момента. Я очень люблю работать в садиках: даже сейчас мы продолжаем работать в 25 детских садах, развивающих центрах, но, правда, там работают мои ученики по моим сценариям. У нас огромная база. Сейчас ещё проекты в Хельсинки и Мариинский театр – очень ответственная работа, требующая огромной отдачи. Хотя любой концерт я воспринимаю как самый важный в моей жизни. Концерт – это пир.

«…ребёнка нужно настроить: одеть его красиво, посадить на отдельный стульчик, дать ему лист бумаги и попросить нарисовать картинку. Не небрежно, а чтобы он чувствовал: это важно.»

А как приобщить детей к этому пиру? Как научить их вкушать музыку?

Очень просто. Дети раскрываются, как цветы, после третьего концерта, и за этим интересно наблюдать. Некоторые приходят очень зажатые, проблемные детки приходят. Они липнут к маме, прячутся за неё. Их надо взять и отвести, а сделать это можно разными способами: например, посадить ребёночка отдельно. Я специально купила маленькие стульчики. Детки сидят своей группкой. Это очень важно: когда ребёнок сидит вместе с мамой, он от неё полностью зависит, от её реакции; он не со мной. Когда же ребёнок сидит отдельно – я вижу глазки, и нет преград: зал для нас – целое, и мы – едины. Тут очень важная задача социализировать ребёнка, чтобы он чувствовал себя комфортно не только с родителями, но и среди других ребятишек.

А как строятся ваши концерты?

У меня концерты необычные: дети после каждого занятия рисуют картинки. Сразу же после концерта я прошу их оформить услышанное и увиденное визуально.

«В какой-то момент начинает казаться, что зал ведёт концерт, будто дети сами творят, не я.»

Мои концерты проходят два раза в месяц – это идеальный ритм. Детки за это время настраиваются на концерт, привыкают ко мне. Это как музыканты, которые тоже настраиваются на концерт. Только что у меня был рассказ про виолончель, и музыкант – он работает в Михайловском театре – перед каждой программой, собираясь, целует гриф виолончели. Очень трогательно. Он настраивается, практически идентифицирует себя с музыкальным инструментом. Также и ребёнка нужно настроить: одеть его красиво, посадить на отдельный стульчик, дать ему лист бумаги и попросить нарисовать картинку. Не небрежно, а чтобы он чувствовал: это важно. Вход в иной мир. Попытка возвыситься над реальностью. Сегодня мы рассказывали, что такое виолончель: как настраиваются колки; что такое смычок и канифоль (это смола – слезки дерева); говорили, что у виолончели есть конский волос и, если его распустить, он превратится в конский хвост.

В зале стояла полнейшая тишина, хотя я говорила почти шёпотом 45 минут, а зал был большой, на 70 человек, включая трёхлеток, сидящих отдельно от родителей. Во время концертов создаётся совершенно удивительная атмосфера – почти колдовская. В какой-то момент начинает казаться, что зал ведёт концерт, будто дети сами творят, не я. Это чудесное чувство, посещающее меня в последнее время.

«Так что я учу детей и классической музыке тоже, но основная задача – другая: сделать душу ребёнка гармоничной.»

Ольга, а Вы можете ответить на вопрос: для чего всё-таки необходимо обучать ребёнка классической музыке?

У концертов "Пикколо" много функций. Детки приходят очень разные, и задача – не научить классической музыке, а сделать детей гармоничными с помощью музыки, через прослушивание концертов. Кроме того, после нашего четырёхлетнего цикла многие поступают в Консерваторию: каждый год я нахожу на сайте музыкальной школы при Консерватории – лучшей школы в Санкт-Петербурге – 5-7 наших регулярных слушателей. И очень этим горжусь. А первый слушатель и посетитель концертов – мой сын. Ему уже двадцать лет, и он артист Мариинского театра. Так что я учу детей и классической музыке тоже, но основная задача – другая: сделать душу ребёнка гармоничной.

Текст: Яна Постовалова

Copyright: Goethe-Institut Russland
Май 2016
Если у Вас есть вопросы по этой статье, напишите нам!
siehe Kontakt/see contact



закрыть

распечатать



Фото: Елизавета Белокопытова

Ольга Пикколо – закончила Санкт-Петербургское музыкальное училище Римского-Корсакова в 1987 году и консерваторию в 1992 году как музыковед. Работала преподавателем теоретических дисциплин (сольфеджио, музыкальная литература) и концертмейстером в различных музыкальных школах Санкт-Петербурга. В 1993 году стала ведущей детских концертов Петрозаводской филармонии. В 1999 году появился основанный ей Санкт-Петербургский Детский музыкальный лекторий "Пикколо". Основная концертная площадка "Пикколо" - Мариинский театр. Ольга — член ассоциации музыкальных психологов и психотерапевтов. Принимает регулярное участие в музыкально-терапевтических конференциях.























Санкт-Петербургский Детский музыкальный лекторий Пикколо Санкт-Петербургский Детский музыкальный лекторий "Пикколо".















Санкт-Петербургский Детский музыкальный лекторий Пикколо Санкт-Петербургский Детский музыкальный лекторий "Пикколо".























Яна Постовалова. Фото: Марина Засухина
Об авторе:
Яна Постовалова – театральный критик, редактор Петербургского театрального журнала. Аспирант Российского института истории искусств. Печаталась в изданиях Москвы и Санкт-Петербурга.