Журнал

Единственный двуязычный онлайн-портал, посвященный лучшим практикам театральной, музейной и музыкальной педагогики России и Германии. Вы можете фильтровать материалы по теме или стране.

сбросить фильтр

OCCUPY THEATRE,
или Как Hемецкий театр захватили подростки

Foto: Arno Declair

В последние годы в Германии достаточно часто встречается формат городского лагеря для подростков, организуемого в период школьных каникул ("Ferienakademie"). Россия только начинает знакомиться с подобной практикой, и пока учреждения культуры, в том числе театры, очень неохотно отдают свои пространства детям и молодёжи. Режиссёр, куратор, основатель Театрального проекта "Вместе" Ада Мухина побывала в осеннем лагере Дойчес театра, одного из самых респектабельных академических театров Берлина, и описала свои впечатления.

Фойе второго этажа Берлинского Дойчес театра. Вокруг небольших столов сидят за общим завтраком около 100 школьников. "Презентация третьего лагеря!" – объявляет в микрофон Биргит Ленгерс, руководитель отдела Молодой Дойчес театр. Ноль реакции. Молчание. Все с недоумением смотрят вокруг. На сцену никто не выходит. Биргит вопросительно смотрит на режиссёров Саломе Дастмалчи и Терезу Хеннинг. Те пожимают плечами: дескать, видимо, не хотят. Биргит начинает продвигаться к небольшой сцене, чтобы объявить презентацию следующей группы.

"Меня достали эти презентации! Как меня это раздражает!" — громко и отчётливо заявляет длинноволосая девочка, сидящая с правой стороны зала. — "Покажите себя! (передразнивая) Первый лагерь! Второй лагерь!". Некоторые школьники в разных концах зала поддерживают её заявление аплодисментами. "Посмотрите, чем они нас кормят!" – вскакивает со своего места другая девочка. – "Овощи, фрукты, макароны – рай для вегетарианца. Только мы хотим мяса! Мяса! Мяса!". "Мяса! Мяса! Мяса!" — всё громче и громче начинают ей вторить голоса из разных концов фойе. "А вот эти бутылки! – Вскакивает на стол мальчик, держа в руках стеклянную бутылку с минеральной водой. – Которые нам выдают каждый день. С розовой крышкой! Мы пьём их, но на следующий день появляются новые! Как я устал от этого!" – кричит он в исступлении, срывая крышку с бутылки и выливая воду на себя. Вокруг шумят аплодисменты и слова поддержки. Так началось моё знакомство с осенним школьным лагерем Дойчес театра, который в 2016 году проводился в седьмой раз.

"У осеннего лагеря несколько задач, – рассказывает мне Биргит Ленгерс, – в первую очередь, это территория художественного исследования, лаборатория, в которую мы приглашаем художников из разных дисциплин, чтобы те вместе со школьниками в течение десяти дней поработали над определенной темой. В этом году отправной темой стало "Чрезвычайное положение" и вопрос: "Что делать, когда всё будет по-другому?". Во-вторых, с помощью короткого формата лагеря и разных направлений и вариантов работы мы привлекаем в театр молодых людей, которые никогда бы к нам иначе не пришли. Например, мальчиков из футбольных клубов. Наконец, у нас есть возможность проверить в работе новых художников, режиссёров, хореографов, которых в последующем мы можем пригласить на постановку в театр". Биргит подчеркивает, что лагерь Дойчес театра находится на территории искусства, а не театральной педагогики. По её мнению, жизнь школьников и так перенасыщена педагогикой и педагогами, которые со всех сторон их чему-то учат. Поэтому особое внимание в лагере Дойчес театра уделено тому, чтобы молодые люди получили возможность на равных поработать с настоящими деятелями искусства (у которых, конечно, имеются ассистенты – театральные педагоги).

Такой шанс появляется у молодых берлинцев от 12 до 22 лет каждый год во время осенних каникул. Любой желающий может подать заявку в лагерь, выбрав один из семи творческих отрядов. Каждым отрядом руководит один или два художника, которые предлагают начальный вопрос для творческого исследования. В третий отряд осеннего лагеря, устроивший переполох на промежуточной презентации в фойе, я и отправилась.

"Мы работаем в третьем отряде вместе с Терезой Хеннинг, – рассказывает мне Саломе Дастмалчи, актриса, режиссёр и драматург, радикальные постановки которой идут в театре Бальхауз-на-Нанинштрассе в Берлине. – Я больше занималась театральной импровизацией, а она – перформативным существованием. Однако в конце всё смешалось. В первый же день мы заметили, что у нас сложилась удивительная по энергетике группа. Мы делали много импровизаций и пытались вместе найти способы выбить публику из привычной комфортной зоны, вызвать у неё раздражение, вывести из равновесия". Из одного импровизационного упражнения, где участники в произвольном порядке бегали, а затем кто-то мог остановиться и начать возмущаться по любому поводу, и родилась идея поразившей меня презентации, проводившейся в середине лагеря отрядами друг для друга.

Саломе считает, что личное и сценическое должно развиваться в театре параллельно. Если актёры готовы открыться и рассказать истории о страхах, кризисах своей жизни, возникает доверие, необходимое для сценических импровизаций. Чтобы добиться этого в своем отряде, Саломе попросила ребят принести личные вещи, которые они должны были положить в центр круга. Любой человек из группы мог взять чужую вещь и рассказать о ней историю "как будто бы" это была его вещь. После этого вещь брал настоящий владелец и рассказывал реальную историю, связанную с предметом, и почему он решил принести именно его. На этом переплетении фикшена и нон-фикшена, импровизаций и документальных историй была построена работа третьего отряда, вылившаяся в итоговую презентацию на главной сцене Дойчес театра в конце осеннего лагеря.

Совсем по-другому с документальным материалом работал отряд номер семь, задавшийся вопросом: "Как поставить революцию?" Группой руководил режиссёр Клеменс Бехтель, известный своими документальными постановками в Европе и за её пределами. "С подростками я работал один раз в жизни в самом начале моей карьеры, поэтому мне стало интересно узнать, какое оно, это молодое поколение. Я делаю много политических спектаклей, и тема революции мне показалась “молодежной”, поэтому я ее и предложил. Сначала мы начали изучать истории различных революций, но через два дня я понял, что детям не интересны ещё одни уроки истории как в школе, они хотят экшена”.

Тогда Клеменс пригласил на репетиции несколько людей, которые имели реальный опыт участия в революциях, – 1968 года, Арабской весны и падения Берлинской стены. Вместе с участниками своего отряда он проводил исследование: через вопросы к живым свидетелям событий, через просмотр фильмов, через поиск музыки, которая стала символом той или иной революции или протестного движения. Документальный фильм "Die Zeit ist aus dem Fugen" ("Порвалась дней связующая нить" — цитата из пьесы "Гамлет" У. Шекспира), запечатлевший репетиции пьесы "Гамлет" режиссёром Хайнером Мюллером в стенах Дойчес театра на фоне протестов жителей ГДР, дал название кричалке отряда. "Меня лично больше интересует творческое исследование и поиск новой формы его презентации, — продолжает рассказ Клеменс. – Классический театр мне не так интересен. Но я почувствовал, что для ребят важно выйти на сцену и показать себя. И тогда я спросил: есть они у них их собственный опыт протестов?"

Через десять дней работы осеннего лагеря Дойчес театр открыл двери для зрителей. Семь презентаций в семи различных локациях и жанрах – от культурной журналистики, анимации и кукольного театра до игровых симуляций, современной хореографии и собственно театра.

В трюме под сценой в узком коридоре с тусклым светом на полу разбросаны листовки. Молодые люди с платками, повязанными так, чтобы закрыть пол-лица, в разных углах рассказывают заинтересованным зрителям истории, кричат в мегафон, показывают смонтированный ими самими фильм об участнике Арабской весны. Звучат немецкий, французский и персидский языки. В одном из углов стоит молодой человек, который рассказывает свою собственную историю побега из Ирана. Перевод на немецкий язык зрители могут прочитать на листках, выданных им при входе в это секретное место.

«В осеннем лагере тридцать процентов участников были молодые беженцы, которые работали в группах наравне со всеми».

В осеннем лагере тридцать процентов участников были молодые беженцы, которые работали в группах наравне со всеми. Подростков, ждущих получения статуса беженцев в Германии месяцами, приглашают в так называет "Willkommenklassen" (классы для вновь прибывших), в которых они учат немецкий язык. Однако на таких уроках они имеют возможность общаться только друг с другом и не видят немецких ровесников. Дойчес театр предложил пригласить в этом году ребят из таких классов, чтобы они получили доступ к новым друзьям и контактам. "Кроме того, опыт этих молодых людей был очень ценен для нас в художественном плане, он добавил остроту к теме нашего творческого исследования", – объясняет Биргит Ленгерс.

В лагере были и другие участники, для которых немецкий не являлся родным языком. 23-летняя француженка, Клаудия Россель Ортега, приехала в Берлин для знакомства с немецким театром и попала в седьмой "революционный" отряд осеннего лагеря в качестве участника. "В первый же день меня поразило, что после того как наш режиссер Клеменс высказал какую-то мысль, кто-то возразил, что он не согласен и придерживается другого мнения, – рассказывает мне Клаудия. – Во Франции в театральной школе я такого никогда не видела. Там нас учили, как делать правильно. А тут из наших свободных дискуссий и обсуждений и получился итоговый продукт". После осеннего лагеря Клаудия по протекции Биргит Ленгерс попала на постановку Молодого Дойчес театра в качестве ассистента режиссёра, а теперь поступает на режиссёрский факультет.

"Мы не пытаемся делать из подростков актёров или режиссёров, — заявляет Биргит. — Мы также не делаем школьный театр и не ставим классические произведения. Мы по-другому делаем театр с подростками. Мы исследуем их темы, работаем вместе с хореографами с их телом. Наша задача — это исследование, возможность пробовать новые форматы. Один раз в год театр принадлежит детям, и это безусловно влияет на атмосферу в театре, меняет его изнутри".



Текст: Ада Мухина

Copyright: Goethe-Institut Russland
Апрель 2017
Если у Вас есть вопросы по этой статье, напишите нам!
siehe Kontakt/see contact



закрыть

распечатать








Осенний лагерь 2016, Дойчес театр в Берлине
Foto: Arno Declair








Осенний лагерь 2016, Дойчес театр в Берлине
Foto: Arno Declair








Осенний лагерь 2016, Дойчес театр в Берлине
Foto: Arno Declair








Осенний лагерь 2016, Дойчес театр в Берлине
Foto: Arno Declair








Ada Mukhina. Foto: Felix Gaedtke Об авторе:
Мухина Ада - режиссёр, арт-куратор, основатель Театрального проекта "Вместе". Окончила магистерскую программу Санкт-Петербургской театральной академии при Александринском театре (курс В.В. Фокина и А.А. Могучего). Режиссер документальных спектаклей: "Восемнадцатый дневник в голубой обложке с чайничком" и др. Больше 7 лет проводит тренинги по неформальному образованию для школьников и студентов.