Блогеры Берлинале 2017 О равноправии речи не идет

И снова международный киномир на протяжении десяти дней будет находиться в знаке медведя. Берлинале 2017 открылся. Самые влиятельные женщины киноиндустрии, среди которых Салли Поттер, Катрин Денёв, Ханна Шигулла, Патриша Кларксон и многие другие, представляют на 67-м Берлинале женский мир мирового кино, где, впрочем, всё же сильно преобладают мужчины.

Всего шесть из 24 фильмов, представленных в конкурсной программе 2017 года, были сняты женщинами. Менее трети! Это бесконечно далеко от равноправного соотношения «50/50», но всё же на шаг ближе, если сравнивать с годом предыдущим – тогда из 21 режиссеров за приз боролись лишь двое женщин. Но и стакими показателями фестиваль с лёгкостью обходит одного из своих главных спонсоров: Второе Немецкое телевидение (Zweites Deutsches Fernsehen) объявил о намерении увеличивать долю женщин-режиссеров в своем эфире на один процент ежегодно. Принимая во внимание тот факт, что процент женщин, задействованных в производстве вечерних телешоу, составляет на сегодня 13%, равноправие ожидается через 37 лет. По сравнению с этим Берлинале вполне можно назвать прогрессивным.

ВСЁ ЕЩЕ МУЖСКОЙ КЛУБ 

На пресс-конференции Берлинале бесконечным потоком сыплются мужские имена, пока, наконец, не звучит первое женское – Агнешка Холланд. Номинированная в 2011 году на «Оскар», режиссер из Польши в интервью «TheGuardian» называет кино «Мужским клубом». Таким оно и остаётся: начиная с темы конкурсной программы, «Панорамы», «Форума» и вплоть до секции «Поколение», где мы, наконец, встречаем Марианну Редпаф, рассматривающую Европу через увеличительное стекло. В её секции представлены в общей сложности 64 картины разной продолжительности, 32 из которых срежиссировали женщины. К сожалению, к этому моменту мир крупных бюджетов остался далеко позади. 
 
Даже моя любимая Норвегия представлена на нынешнем Берлинале сразу тремя мужскими именами: Уле Йевер, Томас Арслан и Эрик Попп. Почему в норвежском кино всё еще не работает шведская модель равноправия?! 
 
Тема гендерного равноправия, по всей видимости, не является политическим вопросом для возглавляющего Берлинале с 2001 года друга и спутника жизни продюсера Ульмы Харценеттер. Но поводы для критики есть и гораздо ближе, чем за границей или в Баварии, куда направляет её 65-летний худощавый, по-молодёжному одетый в спортивное мужчина. «В Баварии можно получить приз просто будучи женщиной, здесь же сперва нужно снять фильм», – именно так высказался патриарх с серым «ёжиком» на голове в последние секунды пресс-конференции 67-го Берлинале – какой женоненавистнический грубиян. 
 
Я часто спрашиваю себя: каким преимуществом обладают мужчины перед женщинами? В пресс-центре Берлинале я, наконец, получила наглядный ответ: они чествуют друг друга!
 
В тот момента, когда женщина получает хвалебный отзыв, в тот же самый момент всплывает множество мужских имен. Женщину же упоминают лишь единожды, да и то не факт (Анита Саркесян придумала для этого термин «синдром Смурфетты»). А порой её и вовсе не называют по имени, лишь намекая на её личность посредством связей с плеядой именитых мужчин, например, так: «дочь Джеймса Двойса, которая, будучи возлюбленной Самюэля Беккета искала своё предназначение в Париже 20-х годов, работая танцовщицей» (пресс-релиз, секция «Романы, достойные экранизации». Имеется в виду Лючия Джойс).