Блогеры Берлинале 2017 НЕ ЛЖЕТ ОДНО ИСКУССТВО?

Wilde Maus | Wild Mouse
Wilde Maus | Wild Mouse | Josef Hader © WEGA Film

В этом году на конкурсе и вне конкурса будут показаны 24 фильма — действие пяти из них происходит в мире искусства. Это бегство от реальности или знак времени?

Главный герой фильма «Бешеная мышь» («Wilde Maus») — музыкальный критик на грани нервного срыва. Исполнительница главной роли в фильме «Фелисите» (на который раскуплены абсолютно все билеты!) — певица из Киншасы. Фильм «Окончательный портрет» («Final Portrait») рассказывает о дружбе Альберто Джакометти и его биографа Джеймса Лорда. Фильм «Бойс» — документальный кинопортрет скандального художника Йозефа Бойса, чьи работы и идеи сегодня кажутся даже более актуальными, чем несколько десятилетий тому назад. Во времена напряженного беспокойства и страха перед будущим «побег в искусство» кажется разумным выходом. Искусство позволяет на время отвернуться от повседневного быта и действительности вообще. Оно позволяет прикоснуться к Красоте — с большой буквы. А место, где человечность явлена в своем самом таинственном, захватывающем и даже божественном измерении, представляется пространством свободы и даже, наверное, святости.

Но такое предположение обманчиво. Искусство, как любая другая область человеческой деятельности, подвержена политическому влиянию и давлению с разных сторон. Особенно опасно, когда под таким давлением оказываются сверхчувствительные и хрупкие личности. И кажется неслучайным, что 67-я Берлинале открылась фильмом Этьена Комара «Джанго» — о жизни Джанго Рейнхардта во время войны. Рейнхардта считают одним из самых выдающихся гитаристов всех времен. Цыган по национальности, во время Второй мировой он оказался в одной из самых незащищенных групп населения. Дважды он пытался бежать из оккупированной Франции. Его положение трагически обострилось, когда в 1943 году он получил «уникальное предложение» — поехать в концертный тур по нацистской Германии. Может ли искусство в таких обстоятельствах сохранить свою невинность? Где проходит граница между свободой творчества и пропагандой? Какая она, эта граница, — четкая или размытая? Кажется невероятно важным задать себе все эти вопросы — особенно в нынешние времена.