Дагмар Лойпольд О любви к кошкам

Вечером, по дороге домой, неподалеку от Исаакиевского собора, на Конногвардейском бульваре: у входа в какое-то здание — металлическая скульптура кошки. На ум сразу приходит черный кот из «Мастера и Маргариты» Булгакова, и я предполагаю, что здесь расположен некий литературный клуб, но пройдя еще немного, натыкаюсь на парковку для велосипедов с фигурами кошек и прочими кошачьими мотивами. А дальше большое ярко освещенное окно, перед которым я в оцепенении замираю: в огромном зале на многочисленных мягких креслах и диванах вальяжно растянулись кошки всевозможного окраса, размера и разной степени пушистости. На переднем плане — роскошная персидская кошка, лежит и глазом не ведет. Досужие зеваки, заглядывающие в окна, чтобы полюбоваться красавицей, не стоят ее взгляда. Между кошачьими лежанками благоговейно ступают два-три человека и с выражением высочайшей почтительности почесывают у горделивых сфинксов за ухом, на что те не обращают никакого внимания. Открываю дверь, за стойкой при входе не особенно приветливая дама спрашивает, что мне здесь нужно. Я объясняю, что хотела бы посмотреть на кошек. Она становится еще суровее: во-первых, после девяти часов посетителей уже не впускают, а во-вторых, погладить кошку стоит 500 рублей (примерно 8 евро) – очевидно, я не произвела на нее впечатления человека, располагающего необходимой суммой. К тому же, она, наверное, заподозрила, что мне недостает и должного почтения, необходимого для подобного (терапевтического?) общения с этими созданиями, которые во всем превзошли человека.