Быстрый доступ:

Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)

Бартоломео Сордже
«Если политика теряет свои ценности, она теряет свою душу»

Интервью с Бартоломео Сордже
«Именно в условиях глобализации мы нуждаемся в новом гуманизме»: Бартоломео Сордже в интервью | коллаж (фрагмент): © личный архив/TEMPUS CORPORATE

Бартоломео Сордже (* 1929) – итальянский иезуит и католический ученый, активно трудящийся со времен Папы Римского Иоанна XXIII и Второго Ватиканского собора. Интервью провел Йорг Нис. Он изучал философию и богословие, в 2011 году вступил в Орден иезуитов и в настоящее время входит в общину иезуитов в Стокгольме.

Нис: Дорогой Бартоломео Сордже, с 1946 года Вы являетесь членом «Общества Иисуса». Десятилетиями Вы были религиозным и политическим лидером и вдохновителем, сейчас же Вы живёте в иезуитской общине в Галларате (Италия) и наблюдаете за Европой времен кризиса. Объясните это, пожалуйста.

Сордже: Я думаю, что мы переживаем цивилизационные изменения в Европе с весьма конкретными проявлениями. В культурной антропологии различают два типа кризиса: экономический и структурный.

Представьте себе это как дом: его фундамент соответствует культуре народа, на таком культурном основании находятся стены, которые, в свою очередь, определяют архитектуру здания. На всё это влияют ценности людей. Внутри дома может произойти много изменений (аналоги экономических кризисов), но конструкция дома остаётся устойчивой.
 

«Именно в условиях глобализации мы нуждаемся в новом гуманизме».

Бартоломео Сордже

Однако в Европе и в мире происходят не только внутренние, экономические, но и структурные изменения: прежняя социальная модель больше не может существовать. Я бы сказал, что индустриальная цивилизация со своими ценностями, своей культурой, со своим фундаментом с начала 21 века подошла к концу. Но именно на ней покоились структуры, формирующие политические институты в сфере труда, семьи и образования. Если этот фундамент разрушается, рушатся и эти структуры. В условиях такого кризиса меняются ценности и обычаи: люди разделяются из-за фундамента дома. Кризис перестал быть исключительно экономическим, сейчас вся модель общества целиком нуждается в переосмыслении.

Сегодня мы переживаем экономический кризис, явившийся следствием индустриализации. Проблема в том, что мы не знаем, что можем сделать, потому что вчерашняя модель уже не подходит, а завтрашняя еще не изобретена. Мы должны найти новые пути. Я всегда говорю, что задача 21 века – «жить вместе и уважать наши различия», потому что именно в условиях глобализации мы нуждаемся в новом гуманизме. Будущее неизвестно, но накладывает обязательства. Строительство нового общего дома – это, если хотите, и есть прекрасная и сложная задача нашего времени.

Если политика теряет свои ценности, она теряет свою душу. Когда это происходит, весь организм разрушается, гниет и разлагается. Фактически нынешний кризис – это также кризис идеалов, который мы наблюдаем сегодня во всех странах. Когда власть морали ослабевает, коррупция получает свободу действий, даже наши якобы крепкие демократии не застрахованы от нее.

Нис: Как должны выглядеть сегодняшние моральные ценности?

Сордже: Я процитирую Иоанна Павла II, который в 1995 г. по случаю 50-й годовщины со дня основания ООН сказал в своей речи: «Давайте начнем со всеобщей нравственной «грамматики», вписанной в сознание всего человечества».  Он сказал это сотням людей разного происхождения. Африканские, европейские и азиатские народы, буддисты, атеисты, мусульмане и католики – все люди, по убеждению Папы Римского, имеют общий язык нравственности с конкретными базовыми ценностями.

Например, человеческое достоинство. Вы не найдете никого, кто отвергает эту ценность как таковую. Различаются лишь представления, как нужно ее защищать, но не сам принцип. Или солидарность. Человек – это, прежде всего, «существо в отношениях». Никто не может существовать в одиночку. Быть человеком – значит быть в отношениях друг с другом. Если мы теряем эти отношения друг с другом, то мы также разрушаем достоинство человека.

Дальше следует субсидиарность, которая предполагает раскрытие индивидуальных способностей, самоопределения и личной ответственности, таким образом, каждый человек ценится за то, что он умеет делать. Другая существенная базовая ценность касается общего блага: благополучие каждого человека в обществе достигается либо вместе, либо вовсе не достигается. Примером тут может послужить вопрос сохранения Земли. Экологический кризис ставит нас перед выбором: жить или умереть. Либо мы заботимся о сохранении планеты, либо мы погибаем от последствий.
 

Экологический кризис ставит нас перед выбором: жить или умереть.

Бартоломео Сордже

Если мы будем помнить об этих принципах всеобщего нравственного языка, то они смогут стать основой нового глобализованного гуманизма – нового мира, в котором многообразие объединяет мир. Тогда цивилизации смогут расти и постепенно развивать новые ценности. В основных законах отдельных народов могут быть отражены свои собственные ценности, которые важны для нации, и это не проблема. Но мы должны найти «фундамент» для нового дома. Социальные институты должны измениться на основе этого нового осознания. Должны быть пересмотрены существующие соглашения, особенно ввиду новых миграционных потоков. И здесь речь идет о новой проблеме, ставшей типичной для третьего тысячелетия.

Затем нам нужны «жители». Мы построили дом под названием «Европа», и это значит, что немцы должны оставаться немцами, но они также должны принимать и общую культуру – тот самый фундамент нашего общего дома. Речь идет не столько о том, чтобы сделать Германию, Италию и Францию европейцами, сколько о том, чтобы немцы, итальянцы и французы стали европейцами. Речь идет о новой форме человеческого бытия. Важно знать, что человек один способен изменить историю.

Если бы кто-то попросил меня назвать хоть одно понятие, которое можно было бы использовать для борьбы с этим структурным кризисом, я бы ответил: «Образование». Если мы не будем развивать новые формы труда и новую культуру в отношении технологий, если мы не будем взращивать соответствующие элиты, то в третьем тысячелетии нам не удастся победить в битве за современную объединенную Европу. Тогда даже самые современные и передовые законы окажутся бесполезны.

Нис: В середине 1980-х годов вы открыли в Палермо школу политического образования «Педро Аррупе». Это и есть та концепция образования, которую вы хотели там внедрить?

Сордже: Да, так и есть. Когда я приехал в Палермо, это была новая глава в моей жизни, вклад в мое европейское образование после 25 лет теоретических исследований и преподавания. До этого я был вхож в Ватикан и в Квиринальский дворец, где встречался с тремя президентами республики.  Долгое время это был мой мир!

Но потом я стоял на улицах Палермо, где столько людей притеснялись и были убиты мафией. Я задался вопросом, как мы можем помочь Палермо вернуться к верховенству закона. Ответ нашелся: с помощью образования. Мы разработали программы по борьбе с преступностью и коррупцией и сумели сформировать новое сознание в гражданском обществе.

Мы хотели изменить мир и начали с людей на улицах, а не с тех, кто во дворцах. Мы начали с тех, кто поблизости, с простых граждан, верующих и неверующих, правых и левых. Весь город был готов бороться с организованной преступностью и восстанавливать верховенство закона. Это положило начало так называемой «Весне в Палермо», союзу совести и всеобщей нравственной «грамматики», который объединил всех людей доброй воли.

В Палермо я узнал, что политика может возрождаться даже во времена структурного кризиса. Это время было для меня фундаментальным подтверждением моих теоретических исследований. Один из уроков Палермо состоит в том, что доверие к будущему зависит от нашего образования, наших идеалов и нашего образа жизни вместе, от уважения к тем, кто отличается от нас.

Затем пришёл Папа Франциск, который еще больше поддержал нас в том, чтобы выйти к миру как Церковь. Речь идет не о нас, верующих, как о единстве, из которого исключены другие. Убежденность в том, что все люди живут вместе в общем доме – вот воплощение христианства в сегодняшней истории.  Именно так и звучит повестка Папы Римского: единство в многообразии – это как раз то, что нужно миру.

Нис: Чем церковь может помочь в вопросе единства в Европе? Какой совет Вы дадите молодому поколению?

Сордже: Церковь должна обеспечить цементом, который скрепит кирпичи дома, кирпичи, олицетворяющие любовь. Я считаю, что служение Церкви в построении единой Европы, единого мира состоит не в том, чтобы предлагать Европарламенту законопроекты, а в том, чтобы любить всех и сподвигнуть всех на то, чтобы они, как братья и сёстры, помогали друг другу. Время для этого пришло.

Все больше и больше людей хотят принять в этом участие и что-то изменить. Когда гражданское общество приходит в движение, начинаются перемены. Я сам испытал это в Палермо: люди поднимаются. И это дает надежду.

Человечество рационально, также и в политической жизни присутствует рассудительность. Я считаю, что Европа с ее двухтысячелетним культурным наследием может стать решающей силой для всеобщего единства, которое и дальше будет продолжать развиваться. Никто не может остановить историю – но ею можно управлять.