"Междоусобица" Фотодневник Ольги Матвеевой

«Междоусобица»: фотодневник-1
«Междоусобица»: фотодневник-1 | Фото: © Olga Matwejewa

В июне этого года в Вене прошел второй международный фестиваль фотокниг. За короткое время существования, он успел стать событием в мире фотографии и привлечь более 500 издательских домов. Главный приз в рамках книжной фотопремии, которая вручалась в этом году впервые, завоевала работа «Feud » 28-летнего российского фотографа Ольги Матвеевой. Эта книга – личный фотодневник, который Ольга снимала во время событий в Крыму зимой 2013-2014 гг. Политические события этого времени перемежаются в ней с драматическими событиями ее личной жизни.

Как у тебя возникла идея этого проекта?

Этот проект, в отличии от многих, которые я делала, возник спонтанно. Я давно думала о том, чтобы перебраться в Крым на более длительное время и в начале декабря прошлого года поехала жить в Ялту с близким мне человеком. В моих планах была съемка совершенно других проектов, но так случилось, что события политической жизни и моей личной стали развиваться параллельно. По мере того как усугублялся российско-украинский конфликт, наши личные отношения неожиданно трансформировались. Крепкие, сильные чувства в какой-то момент обернулись такой же крепкой ненавистью и враждой по отношению друг к другу. Мне сложно объяснить откуда брались силы для такой страстной борьбы между нами. Продолжая жить в Ялте, я начала интуитивно снимать все, что происходит со мной и вокруг меня в форме личного дневника, на тот момент еще не задумываясь о том, что из этого получится отдельный проект. Иными словами, я просто не могла этого не делать.

Твоя книга называется «Feud ». Как родилось это название?

Я долго искала термин, который бы описывал и личный, и политический конфликт одновременно. Поэтому я решила назвать книгу "междоусобица", в английском переводе это звучит как "feud". На мой взгляд, это очень удачный перевод.

«Междоусобица»: фотодневник-2 Foto: © Olga Matwejewa

Фотографии из личной жизни соседствуют в книге с кадрами событий на Майдане, взятыми из репортажей на youtube и других источников в открытом доступе. Как ты выбирала и по какому принципу располагала эти фотографии?

Внутри книги есть определенная структура: она построена как логическая последовательность секвенций, некий нарратив. Что касается отбора, выбранные мной снимки из новостных источников являются обобщающими символами, вводящими в контекст ситуации социального напряжения. Помимо прочего, я выбирала кадры, которые композиционно и концептуально работают с моими личными фотографиями. В книге почти отсутствуют фотографии с изображением лиц, потому что я хотела сделать эту историю как можно более универсальной. И, по сути дела, если бы на обложке не было карты Крыма, а была бы карта другого государства с такой же напряженной политической ситуацией, смысл проекта мало бы изменился.

Перед тем как закончить Школу фотографии им. Родченко в 2013 году, ты получила политологическое образование. Дипломный проект ты снимала в Косово, а теперь новая книга о Крыме. Политика явно присутствует в проектах. Что тебя в этом так привлекает?

Я бы не сказала, что мои проекты напрямую политические, но они, так или иначе, политически опосредованы. Большая политика - это большой бизнес больших людей с определенными интересами, она находится вне романтики, морали и души. Почему мне это интересно? Интересно исследовать, как эти процессы отражаются на жизни простого человека. Так или иначе, от этого никак не уйти, ты оказываешься втянут в это против своей воли. В этом есть элемент насилия, очень принципиальный. В личных отношениях бывает то же самое, когда оказываешься втянут в переделку, которую сам не инициировал. Ты становишься пешкой и это связующий момент политического и личного, когда ты не подвластен себе. Именно его я постаралась отразить в моей последней работе.

«Междоусобица»: фотодневник-3 Фото: © Ольги Матвеева

Твоя книга сделана в формате личного дневника, который уже не раз использовался разными фотографами, в ней есть и довольно откровенные фотографии. Каждый раз, когда я смотрю на такие снимки, у меня возникает вопрос, как чувствует себя фотограф, обнажая часть своей личной жизни широкой публике? Где проходит для тебя эта грань между личным и общественным пространством?

Фотодневник предполагает искренний посыл. Более того, это моя первая работа в такой форме, эксперимент. В этой книге, действительно, есть очень интимные фотографии, но в тот момент, когда я начала работать с ними как с материалом для книги, они стали для меня частью рабочего процесса. Здесь есть очень тонкий момент. С одной стороны, я делаю этот проект, потому что не могу его не делать, потому что он вызывает во мне очень глубокие личные эмоции. А, с другой стороны, в какой-то момент я перестаю отождествлять себя с героями этих фотографий. Поэтому никаких внутренних конфликтов по этому поводу у меня нет.

«Междоусобица»: фотодневник-4 Фото: © Ольги Матвеева

Этим летом «Feud » получил первую премию на Международном венском фестивале фотокниг. Помимо признания твоей работы и возможности издать « Feud » в Австрии, что и является призом, что еще может дать такая премия молодому фотохудожнику?

Сегодня молодой художник может найти издателя, но тот факт, что ты занял призовое место, дает дополнительный статус твоей работе. Это отличный старт. И, естественно, когда твоя книга продается во многих европейских странах, и в Японии, это позволяет большому количеству людей узнать твое имя, а следующий проект становится ожидаемым.

«Междоусобица»: фотодневник-5 Фото: © Ольги Матвеева

Ты регулярно бываешь в европейских странах на портфолио-ревю и снимаешь там свои проекты, несколько лет назад ты провела несколько месяцев в художественной резиденции в Дюссельдорфе. Насколько востребованы молодые российские фотохудожники в Европе?

На мой взгляд, очень востребованы. В Австрии и в Германии я замечаю повышенный интерес. Несмотря на то, что граница уже несколько десятилетий открыта, Россия все еще считается загадочной страной. Всем хочется оказаться поближе, отодвинуть этот занавес, увидеть мир глазами представителей российской арт-сцены. С этим, возможно, связано и то, что от российской фотографии все еще ожидают экзотики.

Можно ли сказать, что за последние двадцать лет новая российская фотография приобрела свое узнаваемое лицо, свою идентичность?

У нас есть отдельные имена, но единая тенденция в визуальной традиции в российской фотографии не считывается. В России мало институций, которые бы давали поддержку художникам. Это тоже одна из причин, по которой талантливые российские авторы не известны в России, а известны за рубежом. Там можно найти стипендии, гранты, резиденции, интересные фестивали, а в России этого в разы меньше, к сожалению. Я думаю, что ситуация будет постепенно меняться.