Быстрый доступ:
Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)

Голоса эмиграции
Пять русскоязычных писателей современной немецкой литературы

В середине двухтысячных в немецкой литературе появились новые герои из постсоветского пространства. Все они переехали в Германию в юном возрасте, говорят по-немецки без акцента и рассказывают о своём – отчасти горьком, отчасти счастливом – опыте переезда в другую страну. Журналистка из Берлина Даша Суоми рассказывает о пяти русскоязычных писателях, которые стали голосом эмигрантов из стран СНГ. 
 

Von Даша Суоми

Ольга Грязнова

Ольга Грязнова Фото: Штефан Рёль, Коллаж: Надежда Уханова | CC Признание в немецкой литературе Ольге Грязновой принесла уже её первая книга «Русский – это тот, кто любит березы», которую она начала писать во время учебы на литературных курсах в Лейпциге. В ней она соединила свой родной город Баку, откуда она уехала в 1996 году с родителями, с Франкфуртом-на-Майне, Израилем и Сектором Газа. В каком-то смысле эту книгу можно считать биографической. Главная героиня Маша переехала в Германию, когда ей исполнилось 12 лет, и столкнулась с теми же трудностями адаптации в новой стране, что и автор. В книге после смерти любимого человека, Маша уезжает работать в Тель-Авив, где она пытается справиться с потерей близкого и разобраться в себе. За этот роман Грязнова получила престижную премию Клаус-Михаэля Кюне, награду на конкурсе молодых авторов имени Анны Зегерс и номинацию на немецкую книжную премию (Deutscher Buchpreis). В 2013 году по книге поставили спектакль, который вошёл в репертуар театра Gorki в Берлине.

“Wenn ich mit meiner Mutter telefonierte, überkam mich manchmal die Sehnsucht nach einem Zuhause, ohne dass ich es hätte lokalisieren können. Wonach ich mich sehnte, war ein vertrauter Ort. Eigentlich hielt ich nichts von vertrauten Orten – der Begriff Heimat implizierte für mich stets den Pogrom. Wonach ich mich sehnte, waren vertraute Menschen, nur war der eine tot, und die anderen ertrug ich nicht mehr. Weil sie lebten“.

Olga Grjasnowa, Der Russe ist einer, der Birken liebt


Книги Ольги Грязновой в библиотеке Гёте-Института и Onleihe

Алина Бронски

Алина Бронски Коллаж: Надежда Уханова | CC Бронски пишет под псевдонимом и отказывается раскрывать своё настоящее имя. Известность ей принесла книга «Парк осколков», которая вышла в 2010 году. Главная героиня 17-летняя Саша Нойманн живет в спальном районе одного из немецких городов и тяжело переживает смерть своей мамы, убитой отчимом на ее глазах. Бронски хорошо знает среду, в которой живет ее героиня – сама она переехала из Свердловска (сегодня – Екатеринбург) в Германию еще в детстве. Книга написана от первого лица. В ней проскальзывает ирония и прямолинейность – Саше хочется и посочувствовать, и обнять ее, а иногда и затаить дыхание, когда она грубит своей тете или сверстникам во дворе. В 2013 году книгу экранизировала немецкий режиссер Беттина Блюмер, автор нашумевшего мокьюментари «Бассейн принцесс» про трех девочек из берлинского района Кройцберг.


“Manchmal denke ich, dass ich nie wieder neue Menschen kennenlernen will, weil ich es satt habe, jedem das Gleiche von vorn zu erklären. Warum ich Sascha heiße und wie lange ich schon in Deutschland lebe und warum ich so gut Deutsch kann, ungefähr elfmal besser als alle anderen Russlanddeutschen zusammen. Ich kann Deutsch, weil mein Kopf voll ist mit grauer Substanz, die wie eine Walnuss aussieht und makroskopisch viele Windungen hat, mikroskopisch dagegen eine stolze Menge Synapsen.“

Alina Bronski, Scherbenpark

Книги Алины Бронски в библиотеке Гёте-Института и Onleihe
 

Дмитрий Вачедин

Дмитрий Вачедин Фото: Дмитрий Вачедин, Коллаж: Надежда Уханова | . Ещё до выхода первой книги Вачедин стал лауреатом премии “Дебют”, присуждающейся молодым российским авторам, за рассказ «Стрелок небесной глазури». В 2010 году вышел его первый роман «Снежные немцы» о любовном треугольнике между двумя русскими эмигрантами и немкой. Книга попала в лонг-лист «Русской премии».
 
Его дебют на немецком произошёл в 2017 году с выходом полу-биографической книги “Ангелы говорят по-русски”, в которой он собрал 17 рассказов о своем детстве в российских реалиях 90-х годов и о Германии, где он живёт с 17 лет.
 
Вачедин живёт в Берлине, возглавляет отдел прозы в литературном журнале «Берлин.Берега», в котором публикуются писатели из русскоязычной эмигрантской среды, и пишет для Deutsche Welle и других СМИ.

 
“Wie Zahnpasta bestehe ich aus drei Schichten: zehn Jahre sowjetische Kindheit, zehn Jahre wilder russischer Kapitalismus, zehn Jahre Westdeutschland. Rot, blau, weiß - mein russisch-deutsches Zahnpastaleben.”

Mitja Wachedin, Engel sprechen Russisch
 
Роман Дмитрия Вачедина «Ангелы говорят по-русски» в библиотеке Гёте-Института

Саша Марианна Зальцман

Sasha Marianna Salzmann Фото: Штефан Лёбер, Коллаж: Надежда Уханова Зальцман – скорее драматург, чем писатель. Её пьесы ставили на подмостках главных театров Германии, среди которых Баварский государственный театр и Немецкий театр в Берлине. Театром она начала увлекаться еще в России, откуда ее родители эмигрировали в середине девяностых в качестве контингентных беженцев. Одна из самых заметных её работ – пьеса «Родной язык», поставленная в Deutsches Theather в Берлине, семейный портрет трёх женщин из еврейской семьи.
 
Поработав несколько лет в театре Gorki, в 2017 году Зальцманн написала свою первую книгу “Вне себя” о девушке Алисе, которая, переехав со своими родителями в Германию, не может найти себе места в новой стране и отправляется в Стамбул на поиски пропавшего брата. Роман вошёл в шорт-лист немецкой книжной премии.
 

„Immer wenn ich merke, dass es für Menschen eine Vorstellung von Welt gibt, auf die sie ohne Zweifel bauen, fühle ich mich allein. Ausgeliefert. Sie sprechen davon, Dinge mit Sicherheit zu wissen, sie erzählen, wie etwas gewesen ist oder sogar wie etwas sein wird, und ich merke dann immer, wie sehr ich nichts weiß von dem, was als Nächstes passieren könnte. Ich weiß ja noch nicht mal, als was ich angesprochen werde, wenn ich Zigaretten kaufen gehe – als ein er oder als eine sie?”

Sasha Marianna Salzmann, Ausser sich
 
Роман Саши Марианны Зальцман «Вне себя» в библиотеке Гёте-Института и в Onleihe

Лена Горелик

Лена Горелик Фото: Das blaue Sofa / Club Bertelsmann, Коллаж: Надежда Уханова Лена Горелик родилась в Санкт-Петербурге и переехала с родителями в Германию ещё в детстве. В её книгах часто находят отражение её еврейские корни. Так, в романе “Свадьба в Иерусалиме”, который номинировали на немецкую книжную премию, она отчасти описывает личный опыт. Героиня книги русская еврейка Аня, выросшая в Германии, знакомится в Интернете с Юлианом, который хочет отыскать свои корни в Израиле. Вместе с ним она отправляется туда на свадьбу двоюродной сестры. Тема самоидентификации контингентных евреев в современной Германии, личные переживания и писательницы обрамляются талантливой прозой и тонким юмором.
 
Большой резонанс вызывала вышедшая в 2012 году публицистическая книга Лены Горелик “Вы однако неплохо говорите по-немецки” про принятие иностранцев в немецкое общество. Своеобразный ответ на скандальную книгу немецкого политика Тило Саррацина “Германия: самоликвидация”, в которой автор резко высказался против иммиграции. Горелик объясняет, что процесс интеграции иностранцев в немецкий социум идет довольно медленно и тяжело.
 

„Werde ich toleriert, wird hingenommen, eben ausgehalten, geduldet, dass ich da bin oder dass ich so bin, wie ich bin. Toleranz bedeutet noch nicht einmal Akzeptanz, Toleranz ist eine Haltung, die immer von oben herab kommt und einen in die Knie zwingt, erniedrigt: Ach schau mal, bin ich nicht nett, dass ich dich hier so, wie du bist, toleriere? Toleranz hat wenig mit Gleichberechtigung zu tun, auch wenig mit einem Miteinander.“

Lena Gorelik, Sie können aber gut Deutsch!
 
Книги Лены Горелик в библиотеке Гёте-Института и в Onleihe