Быстрый доступ:
Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)

Кинфестиваль Blick'19
Маскулинность: кто-то, никто и некто

Михаэль Бауте
© Маркус Нечлеба

В фокусе фестиваля Гёте-Института «Blick’19» — тема маскулинности. Фильмы, отобранные в программу, исследуют образы, понятия и представления, связанные с мужественностью. Они приглашают посмотреть, а также подумать и поговорить о том, как кино показывает и анализирует мужские идентичности.

Von Михаэль Бауте

Позиция фильмов по отношению к теме маскулинности намеренно открыта. Показывая и анализируя образы мужественности, фильмы не иллюстрируют заранее известные тезисы и не низводят героев до «рупоров режиссерских идей и мнений». Вместо этого фильмы, следуя собственной логике развития сюжета, ведут свой рассказ свободно, не сковывая себя устоявшимися и однозначными представлениями, — и помещают концепты маскулинности в контекст уникального в каждом случае киноязыка.
 
В программе — шесть современных немецких картин и одна, снятая на самом излете ГДР. Пять игровых фильмов разных жанров, одна документальная лента и одна короткометражная. Авторы двух фильмов — женщины, пяти других мужчины. Над детским фильмом работали вместе женщина и мужчина — Эви Гольдбруннер и Йоахим Долльхопф.
 
Объединяет все картины то, что они рассматривают своих главных героев как физическую и психическую, внутреннюю и внешнюю среду для формулирования, выстраивания идентичности. Они пытаются очертить границы мужественности, трактуя ее не как застывшее понятие, а как форму поведения, определяемую отношениями. Мужские формы поведения здесь — объект наблюдения, исследования, испытания, проверки. Рассматриваются и самые разные отношения, в которых мужские идентичности проявляют себя.
 
Так, фильм Марен Аде «Все остальные» (2009) рассказывает о гетеросексуальной паре. О паре, какой она может быть только вдали от посторонних — в отпуске. Гитти (Биргит Минихмайр) и Крис (Ларс Айдингер) демонстрируют сложившиеся в их паре открытые и тайные ритуалы, в которых мы можем разглядеть чудачества, неисполненные желания, борьбу за власть. Фильм раскрывает динамику отношений, возникающую, когда распределение ролей между мужчиной и женщиной уже не опирается на четко прописанные законы, но превращается в игру с постоянно меняющимися правилами. Пара постепенно, держа зрителя в напряжении, демонстрирует полный набор стереотипных форм поведения, принятых в гетеросексуальных отношениях, к чему фильм относится не без иронии. Интерес, с которым зритель следит за взаимоотношениями героев, оказывается непраздным: он помогает усомниться в очевидности распределения гендерных ролей, посмотреть на них свежим взглядом.
 
В фильме Тилля Кляйнерта «Самурай» (2014) главный герой Якоб (Михель Диркс) занят прежде всего «собственным "я"» и сталкивается с подчас токсичными ролевыми моделями — навязанными ему извне и принятыми им по своей воле. Моделями, которые определяют контуры этого «я». Безымянный самурай, в честь которого названа картина, появляется из ниоткуда с мечом в руках и начинает сеять разрушение по всей округе. И для Якоба, молодого полицейского из маленькой деревни в Бранденбурге, встреча с ним становится схваткой с собственными демонами. Тилль Кляйнерт воплощает это противостояние в жанре фильма ужасов — как угрожающую борьбу находящейся под угрозой мужской идентичности.
 
Сюжет фильма Ульриха Кёлера «В моей комнате» (2018) также выстроен вокруг одного героя-мужчины. Однажды утром Армин просыпается в мертвой тишине: мир выглядит как прежде, но все человечество куда-то бесследно исчезло. Теперь он — последний, оставшийся в полном одиночестве человек — сталкивается с необходимостью найти новый способ существования. Картину «В моей комнате» можно считать современной вариацией на тему «Робинзона Крузо» — историей о мужчине как строителе и архитекторе мира. Фильм рассказывает о том, что произойдет, если принятые в обществе ролевые модели, необходимые
 
для формирования мужской идентичности, внезапно полностью обесценятся, если ограничивающие условности сменятся пугающей свободой, которая потребует от мужчины полностью пересоздать свою (мужскую?) жизнь, стать полностью автономным и, получается, ни с чем и ни с кем не связанным.
 
В картине Валески Гризебах «Вестерн» (2017) речь идет, напротив, об отношениях героев с различными группами, о внутренней и внешней динамике, которая маркирует внешние и внутренние стороны мужских систем отношений. Развивая жанр вестерна, фильм с документальной точностью демонстрирует представления о мужественности. Герою фильма Майнхарду (Майнхард Нойман), приходится бороться за место во внутренней иерархии группы немецких строителей, ему необходимо отыскать в ней свою позицию и «застолбить» ее. Одновременно с этим он вступает в контакт с внешним миром — а именно, с жителями провинциального городка в Болгарии. В обоих случаях язык слов играет скорее второстепенную роль. Общение происходит в большей степени при помощи невербальных сигналов, жестов и действий. Фильм Гризебах пристально наблюдает за языком этого общения, одновременно «архетипически-универсальным» и подвижным, гибким.
 
Фильм Гризебах продолжает и обновляет вестерн, один из классических жанров кино; по такой же схеме работает и фильм Герда Кроске «Принц бокса» (2000). Кинематографический портрет боксера и актера Норберта Групе и соблюдает, и отрицает законы жанра «боксерского фильма». Главный герой, прославившийся под своим боевым псевдонимом «Принц фон Гомбургский», с одной стороны, упорно сопротивляется навязываемой ему роли, с другой, почти впадая в карикатурное преувеличение, утверждает расхожие стереотипы. Фильм Кроске рассказывает о невероятной силе воздействия клишированных представлений о мужчинах. Вытаскиваются на свет тонкие нюансы, едва заметные трещины и тревожные деформации, скрывающиеся за, казалось бы, устойчивыми стереотипными мужскими ролями и образами.
 
О нарушающих привычный ход жизни нюансах и переломах повествует и «Каминг-аут» Хайнера Карова (1989). Первый фильм студии ДЕФА на тему гомосексуальности в ГДР — и одновременно одно из самых тонких произведений в особом жанре фильмов о каминг-аутах. Картина рассказывает историю школьного учителя Филиппа, который осознает свое годами подавляемое сексуальное влечение и в силу обстоятельств вынужден в нем открыто признаться. Фильм подкупает своей уверенной, мастерской режиссурой и бережным, чутким вниманием к психологии героев.
 
Самый короткий фильм в программе — «человек» (2016) Кристофа Жирарде и Маттиаса Мюллера. Коллаж из «found footage» со сценами из европейских и американских фильмов (преимущественно) 60-х и 70-х годов рассматривает разные воплощения мужественности, отмеченные скорее ощущением пустоты и страха, нежели конвенциональной мужской силой. Слова, которыми режиссеры описывают свой фильм, могли бы послужить девизом всей программы кинофестиваля: «Человек — это "кто-то", "никто" и "некто" одновременно. Это мы сами с течением времени. Непрерывного и напрасного. "Я" остается необходимым самоутверждением».
 
В отборе фильмов своими советами и критическими комментариями мне помогли Кристоф Хоххойслер, Регина Крэ, Мина Лунцер и Франц Мюллер, за что я им очень благодарен.