Быстрый доступ:
Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)


Культурное просвещение в Германии: дань моде или острая необходимость?

Неделя перемен в Великом Новгороде
© Goethe-Institut / Foto Alexei Maltschuk

С одной стороны, справедливо будет заметить, что сейчас в Германии мы наблюдаем своего рода бум культурного образования. На него тратятся очень большие средства. Существуют обширные программы его поддержки как со стороны государства, так и со стороны частных фондов. Плюсом всех этих программ является то, что они ориентированы в первую очередь на ту целевую аудиторию, для которой доступ к хорошо развитой в Германии инфраструктуре культурных мероприятий по какой-либо причине затруднен. Но, с другой стороны, это приводит к определенной маргинализации культуры, что тоже нельзя сбрасывать со счетов.

О понятии «культурное образование»

С тех пор как существует человек, существует и понятие эстетики. Множество примеров говорит о том, что выражение «без искусства человеческая жизнь несовершенна» в полной мере соответствует действительности. Антропологи доказали важное значение эстетики для человека, и не только на примерах пещерной живописи во Франции и Испании, но и с помощью других артефактов, таких, в частности, как музыкальные инструменты каменного века. В связи с этим довольно часто говорят об «эволюционизирующей эстетике».

Философы Древней Греции посвящали свои трактаты необходимости существования эстетики и искусств. Особенно выделяются среди них труды Платона, хотя, что удивительно, самые замечательные мысли по поводу эстетики и эстетического воспитания мы находим у него в трудах о государстве и его устройстве. А вот высказывания философа относительно значения различных видов искусства для его почитателей и вовсе обескураживают: занятие живописью и скульптурой образованные греки не слишком жалуют, поскольку считают это грязной работой, а свободному гражданину полиса, активно участвующему в политической жизни своей страны, полагается быть богатым и мужественным. Ручной труд – удел рабов. Даже театр не находит поддержки у Платона. Философ ратует за то, чтобы театр вообще изгнать из городов, поскольку он только портит нравы. Придуманные писателями истории – не что иное, как ложь, которая становится еще хуже, когда актеры примеряют на себя не свойственные им характеры. Единственный вид искусства, который одобряет Платон, это музыка. Только под музыкой в те времена и вплоть до средних веков понималось совсем не то, чем человек приятно скрашивает себе досуг. Музыка в пифагоровской традиции была прежде всего математикой, теорией единства и целостности мира, то есть, антологией.

Перенесемся теперь к началу современной европейской истории, то есть к концу XVIII века. Незадолго до этого философ Александр Баумгартен открыл новую философскую дисциплину – эстетику, которая, впрочем, занималась не столько красотами искусства, сколько реабилитацией чувственного способа познания мира в противовес господствовавшему тогда рационализму Декарта. Обратимся к произведению врача, поэта, историка и философа Фридриха Шилллера. Его «Письма об эстетическом воспитании» 1795 года до сих пор являются одним из наиболее часто комментируемых философских трактатов. В теории искусств и культурной педагогике эти письма до сих пор играют главенствующую роль. К тому времени Шилллер был уже знаком с важнейшим эстетическим трудом Канта «Критика чистого разума» (1790) и на его основе развил собственные политические и эстетические воззрения. Это было вскоре после Французской революции, когда известия о терроре Робеспьера облетели всю Европу. Многие художники и ученые поначалу симпатизировали Французской революции, но известия о кровопролитиях во Франции заставили их отстраниться. Шиллер же вместо преобразования общества революционным путем предложил реформы, центральная роль в которых отводилась искусству: люди, занимающиеся художественными практиками и испытывающие в процессе свободного творчества чувство глубокого удовлетворения и наслаждения, должны перенести эту тягу к свободе и на устройство общества. Таким образом, «Письма об эстетическом воспитании» не являются чисто педагогическим трактатом, а представляют собой популярную по сей день теорию о возможности преобразования общества посредством искусства. Этим и объясняется привлекательность шиллеровской концепции для эстетического воспитания, ведь занятию искусством в ней отводится несколько бóльшая роль, чем просто получению удовольствия вдали от общественной жизни.

В начале ХХ века для описания и понимания художественно-педагогической практики стали использовать словосочетание «служение музам». Музы – дочери Зевса, которые наряду с традиционными видами искусств также покровительствовали истории и риторике. Такое обозначение было поэтому вполне разумным, однако оно понималось как противопоставление современному обществу, было антидемократичным и антирационалистическим. Все это привело к тому, что во времена идеологического кризиса 1970-х годов от этого термина пришлось отказаться и вместо него ввести понятие «культурное образование». Оно быстро вошло в обиход и стало использоваться даже в официальных документах на государственном уровне, таких, например, как «Закон об оказании помощи детям и подросткам».

Повышение популярности культурного образования привело к тому, что к дискуссии стали подключаться все новые и новые действующие лица, в том числе и те, которые раньше были совершенно равнодушны к этой теме. Они же принесли с собой и новую терминологию, благодаря чему выражение «культурное образование» постепенно стало вытесняться из обихода, уступая место понятию художественного или эстетического воспитания. Даже ЮНЕСКО, которая двумя всемирными конференциями в значительной мере способствовала повышению популярности культурного образования, провела обе эти конференции под названием „art education“. Так что сегодня мы имеем дело с многообразием понятий, и сложность заключается в том, что одно и то же обозначение может использоваться для различных практик, а одна и та же практика может обозначаться различными терминами.

«Понятие „образование“ употребляется не только в смысле овладения научными знаниями, но и в смысле приобретения неких жизненных навыков. К примеру, таких, как строительство разумной, счастливой и успешной жизни. Культурное образование прививает именно такие навыки...»

Как же не запутаться в этой сложной системе? Для начала следует, пожалуй, определиться с самим понятием образования. Первая трудность заключается в том, что образование (Bildung) в немецком языке не имеет ничего общего с английским „education“. Исходя из истории немецкого образования, мы знаем, что понятие "воспитание" пришло к нам из просветительской традиции XVIII века. Суть обучения сводилась к тому, что образованный взрослый передавал детям необходимые знания или навыки и весь процесс рассматривался как улица с односторонним движением от взрослого к ребенку. Против такого подхода в начале XIX века восстал так называемый «новый гуманизм» (один из лидеров Вильгельм фон Гумбольдт), который вместо воспитательного подхода к обучению ввел такое понятие как «образование». Существенное отличие процесса образования заключалось в том, что он в большей степени делал ставку на самообразование, а педагогу отводил роль посредника или помощника в этом процессе. Были упразднены авторитарные принципы образования. Это особенно затронуло научные области, где преподаватели и студенты отныне нередко трудились вместе над решением общей проблемы.

Английские ученые, знакомые с историей немецкого образования, когда говорят об этой его стороне, предпочитают вместо понятия „education” использовать термин "selfcultivation". (W.H. Bruford: The German Tradition of Selfcultivation. “Bildung” von Humboldt zu Mann. Cambridg 1975.)
 
В немецком языке к началу XIX века в этом отношении также произошли серьезные изменения. Если философ Мозес Мендельсон в 1770 году говорил о понятиях «образование», «культура» и «просвещение» как о «нововведениях языка», то спустя очень короткое время все они становятся неотъемлемой частью немецкой педагогической терминологии, причем до конца XIX века «образование» и «культура» употребляются как синонимы.

Если сегодня для описания образовательного процесса в русском языке употребить слово «просвещение» (эквивалент немецкого „Aufklärung”), то оно также отсылает нас к истории немецкого языка.
 
Справедливости ради надо заметить, что понятие «культурное образование» было введено в 1970 году отнюдь не в результате изучения истории языка. Скорее оно было просто назначено сверху бюрократическим аппаратом. Однако и для этого были свои разумные предпосылки. Понятие «образование» употребляется не только в смысле овладения научными знаниями, но и в смысле приобретения неких жизненных навыков. К примеру, таких, как строительство разумной, счастливой и успешной жизни. Культурное образование прививает именно такие навыки, отличаясь от других способов образования лишь тем, что решающая роль в нем отводится эстетическим практикам, традиционным художественным формам: музыке, литературе, танцу, театру или изобразительному искусству. Спектр возможных практик, конечно, гораздо шире и включает, например, еще игровую или цирковую педагогику.
 
Для понимания термина «образование» большое значение также имеют введенные в 20-е годы интернациональные понятия формального, неформального и «информального» образования. Под формальным образование понимают такой образовательный процесс, который осуществляется на основе четкого учебного плана профессиональными педагогами и завершается получением диплома государственного образца. Неформальное образование также осуществляется профессиональными преподавателями, но не заканчивается получением государственного аттестата или диплома, а также не связано с обязательным посещением занятий. «Информальное» образование происходит везде, где угодно, являясь таким образом образованием en passent.

Различать эти виды необходимо и полезно, поскольку именно в художественных областях те, кто работает с детьми и подростками, стараются всячески избегать педагогики и всего, что с ней связано. При этом под педагогикой понимают некую образовательную модель, базирующуюся на характерной для воспитательной концепции просвещения идее посредничества: всезнающий взрослый обучает ничего не знающих детей. Но не стоит забывать, что любое действие, подталкивающее ребенка к эстетическому познанию, уже само по себе является образовательным: как не сопротивляйся педагогике, все равно чему-то да научишь. Культурное образование – это то же образование (в смысле развития жизненно полезных навыков), которое достигается культурно-педагогическими методами.
 
«...не стоит забывать, что любое действие, подталкивающее ребенка к эстетическому познанию, уже само по себе является образовательным.»

Законы, регламентирующие культурное образование

Безусловно, нам бы всем хотелось, чтобы работа в поддержку культурного образования велась политиками на основе конкретного, четко сформулированного юридического базиса. Одним из таких базисов, в частности, является Международное публичное право с его многочисленными конвенциями, всесторонне закрепившими права человека. В контексте ЮНЕСКО предполагается также, что у человека должно быть право на культурное образование. Однако, прошу заметить, ни в общей декларации прав человека, ни в относящихся к ней многочисленных конвенциях и пактах о культурном образовании речи вообще не идет. Поэтому вывести из всего этого право человека на культурное образование можно только лишь совместив провозглашенные в каждой из этих конвенций права человека на образование и на культуру.

В немецкой конституции нет таких государственных целей, как культура и образование, хотя уже много лет различные культурно-политические объединения считают культуру именно задачей государственного уровня. Только вот Германия состоит из 16 федеральных земель, в каждой из которых действует своя собственная конституция – при основании Федеральной Республики Германия немало усилий было положено на то, чтобы, памятуя о негативном опыте централизованной организации национал-социалистического государства, предоставить центральной власти как можно меньше полномочий. Таким образом, федеральная власть имеет теперь компетенции только в тех областях, которые четко отражены в конституции и поскольку вопросы культуры и образования не отражены в общей конституции, то они всецело остаются в ведении федеральных земель. К счастью, во многих из них эти вопросы действительно закреплены в конституции в качестве государственных целей.
 
Наряду с конституцией существуют и другие законы, за которыми даже кроются порой большие денежные средства. Не будем забывать, что культурное образование играет важную роль по крайней мере в трех политических областях:
  • в молодежной политике
  • в школьной политике
  • в культурной политике.
Есть серьезный федеральный закон «Закон об оказании помощи детям и подросткам», в котором культурное образование указано в качестве неотъемлемой части работы с молодежью. На основе этого положения существует множество местных законов и соответствующих статей бюджета. Поэтому молодежная политика имеет для культурного образования довольно большое значение – серьезная доля обширной инфраструктуры культурно-образовательных мероприятий финансируется как раз не из бюджета культурной политики, а из бюджета молодежной политики. Этому факту в культурной политике Германии часто не уделяется достаточного внимания, а между тем, культурное образование сегодня осуществляется не только в специальных культурно-педагогических учреждениях, таких как музыкальные или художественные школы, но и во многих молодежных организациях и клубах досуга, где эстетические практики уже давно вошли в обиход.

Поскольку, как и во всех других странах, в Германии художественные предметы являются неотъемлемой частью школьной программ, на втором месте находится школьная политика. Во всех федеральных землях обязательными предметами являются музыка и изобразительное искусство, а в некоторых землях к ним относится еще и театр. Кроме того, во всех 40 000 школ Германии наряду с обязательными предметами существуют многочисленные художественные кружки, такие как хор, театральная студия, различные мастерские. Также к стандартной системе школьного образования относятся также обязательные посещения театров и музеев.

Почетное третье место по количеству культурных предложений занимает уже сама культурная политика. В области культурной политики не существует единого федерального закона. Ответственность за культурные учреждения лежит по большей части на коммунах, которые в основном и отвечают за содержание культурной деятельности. Таким образом, из-за отсутствия единой законодательной базы культурные предложения находятся в добровольном ведении коммун. О других специфических проблемах я расскажу чуть ниже.

Культурное просвещение в различные периоды жизни человека

В последние годы много говорилось о том, как полезен контакт с музыкой для ребенка еще до его рождения. Как следствие были разработаны специальные предложения для беременных женщин. За воспитание маленьких детей ответственность несет в первую очередь семья. Поэтому в эстетической социализации ребенка семье отводится очень важная роль. Это отчетливо видно по структуре соответствующих культурно-просветительских мероприятий: все большее их количество ориентируется на участие всей семьи.

Первым местом, где дети встречаются с профессиональными педагогами, становится детский сад или дошкольный развивающий центр. В расписании занятий таких учреждений значительное место отводится эстетическим практикам, таким как танец, театр, музыка, лепка, чтение стихов и т.д. При этом надо заметить, что в профессиональном образовании воспитателей этим предметам как раз отводится очень скромная роль. Поэтому уже несколько лет существует официальное требование, чтобы столь важным для дальнейшей трудовой деятельности будущих педагогов предметам уделялось в процессе их обучения большее внимание.

«И хотя представители культуры настойчиво требуют ввести в число общеобразовательных предметов еще и такие как, например, танец, архитектура, кинематограф, приходится думать о том, что количество часов, которые дети могут высидеть в школе, не бесконечно.»

Следующим местом коллективного образования становится школа. Как я уже говорил, наряду с обязательными художественными предметами, такими как изобразительное искусство, музыка, иногда театр, в школах существуют и другие довольно обширные культурные возможности. При этом соответствующие организации нередко сетуют на то, что предметы художественного образования зачастую ведут преподаватели, не имеющие соответствующей подготовки в этой области. И хотя представители культуры настойчиво требуют ввести в число общеобразовательных предметов еще и такие как, например, танец, архитектура, кинематограф, приходится думать о том, что количество часов, которые дети могут высидеть в школе, не бесконечно. К тому же, если какой-то из этих предметов будет официально включен в школьную программу, то нам не удастся избежать и обычной системы школьных отметок, а это навряд ли будет способствовать развитию у школьников любви к предмету. Поэтому я бы лично рекомендовал оставить культурное образование по-прежнему в области внеклассной работы, но стремиться к тому, чтобы оно стало частью общей школьной культуры.

Следующее место соприкосновения человека с культурой - это культурно-образовательные мероприятия, проходящие за пределами школы. В Германии очень хорошо развита инфраструктура не только учреждений культуры в узком смысле, таких как музей, опера, театр, концертный зал, но существуют также многочисленные организации для школьников, например, музыкальные и художественные школы, медийные центры, школы танца, литературные кружки. Также немало интересного предлагают организации, напрямую не связанные с культурой – молодежные центры, клубы досуга, семейные центры, молодежные союзы. Их сеть так хорошо развита потому, что в Германии школьники до недавнего времени проводили в школе всего лишь половину дня, а в остальное время посещали кружки. Результаты исследований Международной программы по оценке образования PISA послужили почвой для новой тенденции, направленной на увеличение количества учебных часов, и теперь ребята проводят в школе практически целый день и у них совсем не остается времени для культурных мероприятий вне школы. Эта ситуация привела к тому, что школы и учреждения культурного досуга вынуждены более тесно взаимодействовать друг с другом. Школы от этой кооперации только выиграли, поскольку школьный день теперь стал интереснее и разнообразнее за счет частичного переноса обучения за пределы школы. Учреждения культуры тоже не проиграли, ведь благодаря школе они получили доступ к тем детям и подросткам, которые раньше их мероприятия попросту игнорировали.

По окончании общеобразовательной школы часть молодых людей идет учиться какому-либо ремеслу на предприятие или в профессиональное училище, другая часть поступает в институт или университет. И в том и в другом случае это никак не связано с получением культурного образования. Среди предприятий, где молодежь получает профессиональное образование, едва ли найдутся такие, где культурные мероприятия являются частью учебного плана. Училища также не включают в свою программу предметы в области искусства. Даже в высших учебных заведениях, где раньше у студентов было множество возможностей проявлять себя в художественном творчестве, в последние годы наблюдается катастрофический спад подобной активности молодых людей. В Германии это связана с претворением в жизнь Болонского процесса, то есть с разделением высшего образования на ступени: бакалавр и специалист. Новая система устроена таким образом, что у студентов едва ли остается время на культурную жизнь.

Культурным образованием людей зрелого возраста занимаются учреждения культуры для взрослых и учебные заведения дополнительного образования. В этой области Германия располагает хорошо развитой инфраструктурой: в любом большом или маленьком городе есть свой народный университет с разнообразной программой. Сложность заключается лишь в том, что, хотя все эти образовательные организации и предлагают дополнительные культурные программы, но на их осуществление не выделяется государственных средств. Это связано с тем, что дополнительное образование и повышение квалификации для взрослых направлено в первую очередь именно на улучшение профессиональных навыков, которые, по мнению тех, кто за это отвечает, никак не связаны с областью культуры. При этом понятно, что это убеждение в корне неверное, ведь именно приобретаемые в области культурного образования „Soft Skills” (социальные навыки) сегодня востребованы практически в любой профессиональной области. Проблема в том, что это не совпадает с политикой Европейского Союза, которая нацелена в первую очередь на возможность последующего трудоустройства учащихся и поэтому требует развития узкопрофессиональных навыков.

На закате жизни, в преклонном возрасте, у людей есть возможность снова начать заниматься или же заново посвятить себя искусствам и культуре. Для этой возрастной категории разрабатываются сейчас все новые и новые программы. Не надо забывать, что мы становимся все старше и количество людей с возрастными расстройствами интеллекта постоянно растет. А как уже доказано, общение с театром и музыкой в таких случаях приводит к позитивным результатам, как минимум приостанавливает болезнь.

Политика и учреждения культурного образования

Как я уже говорил, культурное образование с политической точки зрения реализуется, как минимум в трех плоскостях, – это молодежная политика, культурная политика и школьная политика.

В молодежной политике есть закрепленное в законе положение, гарантирующее возможность получения культурного образования («Федеральный закон об оказании помощи детям и подросткам»). Эта гарантия имеет более чем столетнюю историю, причем после второй мировой войны культурные акции стали неотъемлемой частью всех гарантированных законом мероприятий, проводимых для детей и подростков. Как уже говорилось, эта система поддержки была рассчитана на длительный срок, благодаря чему за последние десятилетия была создана развитая инфраструктура в области культурного образования. При этом основной целью культурно-образовательных программ в области молодежной политики является не развитие искусства, а развитие личности детей и подростков. Искусство в данном случае подчеркнуто является только инструментом педагогической работы.

«...культурное образование с политической точки зрения реализуется, как минимум в трех плоскостях, – это молодежная политика, культурная политика и школьная политика.»

Поддержка со стороны культурной политики как на национальном, так и на международном уровнях нацелена на решение трех основных задач: сохранение культурного наследия, поддержка современных деятелей искусств и особенно в последние годы, культурное образование. Надо отметить, что культурные учреждения начинают с большей серьезностью относиться именно к педагогическим задачам – одной из целей культурной политики является попытка создать себе публику будущего посредством культурного-просветительской работы. Однако установка на культурный заказ для учреждений культуры, то есть на создание новых интересных произведений, преследующих одновременно и образовательные цели, нередко наталкивается на сложности согласования с соответствующими органами. Часто обнаруживаются противоречия между творческим процессом и культурно-образовательными потребностями, особенно когда это происходит из-за слишком узкого понимания образования. Причина этому кроется в чисто немецкой традиции, так как зародившаяся в конце XVIII века мысль об обособленном положении искусства в XIX веке утвердилась настолько, что использование искусства в педагогических целях стало считаться недопустимой вульгаризацией оного. Легко предположить, но сложно доказать, что преувеличенное обособление искусства может стать идеологическим клише и искусство в конечном счете потеряет свое экзистенциальное значение для человека.

Соответственно, третьим направлением реализации политики культурного образования является школа. О том, что художественные предметы включены в школьную программу, я уже говорил раньше, но и здесь есть свои сложности. Наряду с тем, что все чаще эти предметы преподают учителя, не имеющие соответствующего образования, существует и еще одна проблема. Во многих землях школьное образование сократилось на год, а учебный план при этом сократить забыли, так что в результате материал пришлось существенно уплотнить. И недостаток времени, естественно, сказался прежде всего на предметах, связанных с художественным воспитанием.

И все же есть весьма позитивные изменения. Так, например, сейчас стартовал проект «Агенты культуры для креативных школ», цель которого вдохновить школы самостоятельно развивать свою культурную жизнь. В основе этого проекта лежит концепция культурной школы, разработанная нами в последние годы в Ремшайде. На звание культурной школы может претендовать такая школа, в жизни которой, а именно во всех ее аспектах, доминирует принцип эстетики, то есть креативно-художественный подход к преподаванию всех без исключения дисциплин, насыщенная культурная программа в свободное от занятий время, творческая атмосфера, разностороннее сотрудничество с другими художественными организациями и творческими людьми, а также активное вовлечение этих людей в школьную жизнь. Подобные школы уже существуют как в Германии, так и за рубежом, и на их опыте можно убедиться, что ученики в этих школах демонстрируют высокие показатели не только в общеобразовательных предметах. И ученики, и учителя, и не в последнюю очередь родители от такой ориентации школы на культуру и эстетику только выигрывают.

«…процесс образования происходит и за пределами школы и что образование осуществляется даже в том случае, когда художники вовлекают молодых людей в художественные мероприятия в учреждениях культуры.»

Перспективы и проблемы

(А) Наблюдая тенденции развития школы в Германии, можно заметить, что речь здесь идет о претворении в жизнь некой новой концепции образования. Основная мысль заключается в том, что само образование важнее знаний, что процесс образования происходит и за пределами школы и что образование осуществляется даже в том случае, когда художники вовлекают молодых людей в художественные мероприятия в учреждениях культуры. Эта концепция основывается на том, что учеба, как мы знаем, связана не только с мыслительным процессом. Ведь человек, как сказал Песталоцци, учится головой, сердцем и руками. Весь его организм вовлечен в учебный процесс. Здесь имеется в виду физическая или миметическая учеба, которую возможность подключения эстетической практики заметно улучшает.

Б) Другая идея, которая в данный момент получила распространение в Германии, состоит в том, что все учреждения, работающие с детьми и подростками, должны обязательно и постоянно сотрудничать друг с другом. Эта концепция называется «коммунальный образовательный ландшафт» и может считаться реализацией старинной поговорки: «Воспитание ребенка – дело всей деревни». Поэтому образовательные и культурные учреждения больше не занимаются реализацией своей собственной концепции, а стараются максимально использовать возможность претворять разнообразные задачи в кооперации с разнообразными организациями.

В) В настоящее время отчетливо ширится интернациональная сеть в области культурного образования. Обе всемирные конференции, проведенные ЮНЭСКО (в 2006 году в Лиссабоне и в 2010 году в Сеуле), являются очевидными признаками данной тенденции. Также значительно расширился интернациональный обмен в научной среде. Более интенсивной стала и кооперация образовательных и культурных учреждений различных стран.

Г) Еще один аспект повышения статуса культурного образования – это заметно возросшая интенсивность исследовательской работы в этой области. Внимание уделяется двум проблемам: проблеме вовлеченности и проблеме воздействия культурно-образовательных мероприятий.

В отношении вовлеченности в культурные мероприятия, помимо того, что это записано в законе о правах человека, есть две проблемы. Во-первых, молодежная аудитория среди посетителей культурных мероприятий традиционного формата крайне немногочисленна. А во-вторых, интерес молодых людей к традиционным культурным мероприятиям очень низок. Так что наметилась тенденция поиска путей пробуждения у молодых людей интереса к культуре через организацию более привлекательных для молодежи культурных мероприятий. Процесс этот исключительно трудный, поскольку требует от участников значительных изменений их видения. Вопрос воздействия культурных мероприятий на публику так же сложен, поскольку сопряжен с проблемой критериев оценки роста личности, а оценивать его необходимо, так как органы, выделяющие средства на культуру, хотят видеть точную статистику и знать наверняка, что бюджетные средства израсходованы не зря.

Заключение

Немецкий социолог Макс Вебер однажды сказал, что политику можно сравнить со сверлением отверстия в толстой доске. Чтобы реализовать правильные начинания, необходимы время, усилие и терпение. А в демократическом обществе ответственность за претворение в жизнь определенной цели лежит не только на государстве, для этого есть большое количество общественных единиц, которым следует объединиться и разделить ответственность за конечный результат. Это касается как национальной, так и интернациональной политики, и не в последнюю очередь справедливо для претворения в жизнь закона о праве человека на культурное образование.