Анна Карпенко От «Правды, 5» к Шагалу: к вопросу о «суровом потреблении культурных революций»

Сергей Шабохин "Мы суровые потребители культурных революций"
© Alexey Kubasov

Культурно-развлекательный комплекс, музей на века или объект массовой потребительской культуры – во что превратится после завершения реконструкции здание УНОВИСа в Витебске и почему фигура М. Шагала оказалась для местных властей более угодной, чем К. Малевич? Трагичная диалектика авангардного движения с Востока на Запад и с Запада на Восток в проекте Сергея Шабохина «Мы суровые потребители культурных революций» была представлена в Минске на выставке «Граница».

В рамках своего большого художественного и исследовательского проекта Сергей Шабохин рассматривает не просто историю влияния творческого объединения УНОВИС, сложившегося внутри Витебского народного художественного училища в 1919 году и напрямую связанного с фигурой Казимира Малевича, но, прежде всего, концептуальные, культурные и социально-исторические движения, благодаря которым между западом и востоком Европы обозначилась четкая граница по линии рецепции идей авангарда.

Несмотря на то что зарождение супрематизма и иных авангардных течений, напрямую связанных с именами УНОВИСевцев, начиная от самого Малевича и заканчивая Суетиным и Лисицким, происходит в восточно-европейском культурном контексте, тем не менее рецепция основных идей авангарда и его культурно-историческая укорененность осуществляются именно в западной среде. Из Витебска, небольшого белорусского города, где в 1919 году выходит одна из фундаментальных теоретических работ К. Малевича «Новые доказательства в искусстве», движение авангарда перемещается на запад Германии, в город Веймар, где благодаря Лисицкому участники школы «Баухаус» узнают о супрематизме Малевича, который навсегда предопределит последующее развитие не только современного искусства, но и архитектуры и дизайна в Европе. Парадоксальным образом идеи авангарда возвращаются в наши дни в Витебск (и восточно-европейский контекст в целом) уже в виде наследия «Баухауса», на протяжении десятилетий, вслед за супрематизмом, продолжившего совершать визуальные революции.

В работе Сергея Шабохина «Мы суровые потребители культурных революций» важными являются, по меньшей мере, два смысловых регистра, на которые обращает внимание зрителя художник. Сменяющиеся в проблесковом режиме неоновые буквы W и E, составляющие начала слов West и East, демонстрируют всю цикличность движения идей авангарда с Востока на Запад и снова на Восток. Когда супрематические композиции Малевича возвращаются в Витебск в виде визуальных объектов современной потребительской культуры, от черного квадрата монитора до заимствованных рекламой визуальных решений на городских объектах.

Вторым важным аспектом работы «Мы суровые потребители культурных революций» является культура консьюмеризма, понимаемая в широком смысле и предопределяющая во много, весь социально-культурный контекст современности.

Сергей Шабохин обращает наше внимание на диаметрально противоположные стратегии «потребления» культурных революций на примере присвоения и усвоения авангарда западноевропейским художественным контекстом, и своеобразное если не отторжение, то потребительское равнодушие к наследию К. Малевича в белорусском контексте.

Обладая уникальным по мировым меркам объектом – сохранившимся зданием Витебского народного художественного училища (куда по приглашению Лисицкого в 1919 году приезжает Малевич и где, собственно, появляется УНОВИС), – официальные власти решают, что данный объект должен стать Музеем истории Витебского народного художественного училища, а улицу Правды, 5 в Витебске, где стоит здание УНОВИСа, необходимо переименовать в улицу Марка Шагала, уехавшего отсюда в июне 1920 года. Иными словами, фигура Шагала для чиновников от культуры оказалась более безопасной и угодной, чем наследие Малевича и его УНОВИС.

История реконструкции здания Витебского народного художественного училища, начавшаяся в 2013 году, фактически повторяет его многострадальную историю появления и развития с 1918 по 1923 год, когда место меняло свое название пять раз, равно как и сменяющие друг друга на директорском посту Добужинский, Шагал, Ермолаева и Гаврис. Тот факт, что в здании ВНХУ были начаты реставрационные работы, сам по себе является историческим событием, особенно учитывая то, что с послевоенного периода и фактически до середины нулевых данный объект официально находился в собственности Треста № 9.

На протяжении нескольких лет на здание Витебского народного художественного училища были направлены одновременно две силы: с одной стороны, официальных властей, для которых объект, безусловно, являлся потенциально статусным для внешнекультурных целей, с другой стороны, местной интеллектуальной и художественной элиты, которая робко пыталась вмешаться в ход «реконструкции века».

Одной из тех, кто непосредственно занимался архивной и аналитической работой, с целью восстановления схемы расположения художественных мастерских в здании УНОВИСа, была витебский искусствовед Марина Карман. По сохранившимся фотографиям, воспоминаниям, статьям и архивным материалам ей удалось определить, где с 1918 по 1920 год располагалась мастерская Шагала, где с 1919 по 1922 год – кабинет Малевича. В процессе реконструкции неожиданно обнаружился и автограф известного белорусского скульптора Заира Азгура, окончившего училище в 1925-м. На пол первого этажа будущего Музея истории Витебского народного художественного училища решили нанести мраморную мозаику Эля Лисицкого «Клином красным».

В многочисленных интервью, связанных с процессом реконструкции здания УНОВИСа, или «Правды, 5», как часто называли этот объект местные жители, один из руководителей реставрационных работ, директор музея Витебского центра современного искусства Андрей Духовников, часто подчеркивал, что музей планируется необычным, интерактивным и на века.

«Музей у нас необычный, он не будет наполнен картинами Казимира Малевича и Марка Шагала. Этой цели и не ставилось. Наша цель – создание музея истории <…> Музей будет создан, и он будет существовать как некий аккумулятор событий и информации»[1].

Какие именно имена и события составят «тело» музея, пока неясно. Но исходя из материалов, появляющихся в прессе, а также переименования в 2016 году улицы Правды в улицу Марка Шагала, очевидным оказывается доминирование скорее шагаловского, нежели авангардного дискурса по отношению к колыбели УНОВИСа[2].

В этом смысле исследовательский и художественный проект Сергея Шабохина «Мы суровые потребители культурных революций» выступает, с одной стороны, пророческим диагнозом восточноевропейской арт-истории, фактически предавшей на десятилетия забвению имена Малевича и «утвердителей нового искусства», с другой стороны, стратегией работы с пустующим культурным пространством, лишенным шедевров Шагала, Малевича, Лисицкого, Хидекеля, Чашника и др.

Указанная стратегия предполагает актуализацию фундаментального для авангарда вопроса: вопроса границ искусства, границ между искусством и жизнью, границ между идеей и ее репрезентацией.

Является ли наличие в белорусских музеях работ Малевича или Лисицкого гарантией рецепции идей авангарда? Может ли пустующее пространство будущего Музея истории Витебского народного художественного училища стать формой с подвижными границами, принимающей самые невероятные интерпретации наследия авангарда со стороны современного искусства? Или «музей на века», в котором на трех этажах разместятся 11 залов, с мультимедийной системой и духом «революционного романтизма»[3], станет скорее типичным объектом культурной индустрии, привлекающей туристов лишь знаменитым названием УНОВИС, которое отсутствует даже в его названии?

Во время начала реконструкции на фасаде здания ВНХУ под слоем штукатурки была обнаружена заглавная буква У, что моментально натолкнуло присутствующих на предположение о главном входе в УНОВИС. Оказалось, то был «Уваход у палiклiнiку»…

Как сложится «суровое потребление культурной революции» для места, в котором эта революция родилась, покажет время. Официальное открытие Музея истории ВНХУ, которое должно было состояться в 2016 году, перенесено на неопределенный срок, смещая теперь уже временные границы потенциального возвращения идей авангарда в Беларусь, где их актуализацией все еще заняты лишь редкие художники вроде Сергея Шабохина.
 

 

[1]https://vkurier.by/53842
[2]http://www.vitbichi.by/video/kultura/post14400.html
[3]https://news.vitebsk.cc/2017/01/06/rekonstruktsiya-zdaniya-muzeya-istorii-vitebskogo-narodnogo-hudozhestvennogo-uchilischa-zavershaetsya/