о границах и миграциях
Публикации

Европа Азия © Andrei Iakimov

О границах и их преодолениях

Андрей Якимов

Социально-политические и научные дискуссии вокруг миграционных процессов во все большей мере заставляют нас считать, что мы живем в эпоху беспрецедентной нестабильности и стремительных изменений. Выдвинутые учеными и политиками 20 века тезисы о глобальных Севере и Юге влияют на нашу картину мира. Среди широкой публики поддерживается представление о некоем общемировом противостоянии, в ходе которого цитадели благополучия, порядка, высокой культуры и низкой рождаемости по воле Истории отражают волны бурлящего  демографического хаоса Третьего мира, погрязшего в бедности и конфликтах.  В такой системе координат рождаются такие концепции, как «Крепость Европа», отражающая атаки беженцев; под их влиянием мы продолжаем воспринимать категории «границы» и «миграции» как противостоящие друг другу воплощения порядка и стихии, устойчивости и нестабильности, нормы и отклонения, процветания и кризиса, безмятежности и угрозы, статичности и движения.

Что, если мы заблуждаемся? Вдруг все обстоит иначе, чем кажется?

Удивительно, но вопреки достижениям науки, культуры и технологий количество  обступающих нас границ постоянно растет. В нашей жизни постоянно возникают новые ограничения: от вездесущих турникетов, пропускных пунктов, железных дверей и ограждаемых территорий до новых правовых статусов, позиций, должностей и аффилиаций, увеличивающих численность, высоту и сложность социальных иерархий. Вдогонку за ростом количества независимых государств спешит число новых особых визовых режимов, политических ограничений, политических лидеров, их взаимных признаний и непризнаний, а также цветов и форматов новых национальных и заграничных паспортов. С ростом количества необходимых нам в повседневной жизни документов сокращается срок их действия, зато увеличивается сложность процедур, необходимых для оформления – параллельно с уменьшением значимости и сферы влияния каждой из получаемых нами бумаг. Развитие глобальной экономики влечет за собой рост институций и факторов, ограничивающих его в интересах крупных политических блоков, экономических объединений, отдельных государств, крупных и мелких, транснациональных и национальных корпораций.  Развитие культурных связей сопряжено с ограничениями, происходящими из стремления упорядочить их в рамках различающихся систем ценностей и приоритетов, установленных каждым из ограничителей – государством, институтом, кружком, школой, тусовкой, ассоциацией. Общественное мнение и свободу мысли и совести сегодня нельзя представить без сложной системы формальных и неформальных ограничений, установленных в чьих-то интересах и в чью-то защиту.  Необходимость считаться с установленными границами становится привычкой, вырастая в каждом из нас в сложную систему рациональных и иррациональных самоограничений. Так мы привыкаем к границам и считаем их не только естественными, но и необходимыми, постоянными, четкими и даже непреодолимыми – и приучаем себя отделять нас от них, свое от чужого.

Так наши крепости превращаются в кафкианские замки, а границы в это время управляют нами.

История наглядно демонстрирует нам текучесть и нестабильность государственных границ. Просто попробуйте воспроизвести в ускоренном режиме какой-нибудь исторический видеоролик, иллюстрирующий развитие государств на географической карте – и вы поразитесь масштабам и хаотичности этого броуновского движения. После такого опыта фраза «и завтра мы проснемся в другой стране» уже не кажется такой ироничной: она справедлива для каждого поколения жителей России и Германии, раз за разом, как в Дне сурка, просыпавшегося в принципиально новой действительности. Так, например, произошло с гражданами Советского Союза, в одно прекрасное утро 1991 года оказавшимися жителями полутора десятков независимых государств. С тех пор поездка в гости к родственникам, переезд в другой город, поступление в университет или перемена места работы с большой вероятностью стала означать международную миграцию – в пределах Содружества Независимых Государств, а то и государств Совета Европы. Для таких людей, ставших теперь мигрантами, вместе с новыми границами возникли и новые правовые ограничения – и неудивительно: любое государство измеряет степень своего суверенитета возможностью дискриминировать граждан и неграждан в своих интересах. Турист, иностранный рабочий, беженец, переселенец, соотечественник, далеко или близко находится твое зарубежье, союзничают ли президенты – ограничения определяются всякий раз, когда оказываешься на другом цветном лоскутке мировой политической карты. Не соответствующий ограничениям человек становится нелегальным и подлежит наказанию штрафом, заключению либо изгнанию ЗА границу – таковы универсальные правила.

Ограничения передвижения людей, установленные юридическими границами, имеют лишь одно неизменное свойство: они постоянно и непредсказуемо меняются. То же самое происходит с культурой, языком, идентичностью, физическим обликом людей в частностях и в целом. Историки знают, что количество реформ хорошо свидетельствует об их эффективности: как правило, чем больше и чаще принимаются законы, тем хуже они соблюдаются. В России за последние 10 лет в миграционном законодательстве произошло 5 крупных реформ, в Германии столько же изменений произошло в сфере интеграционного законодательства. Изменения установленных ранее границ хорошо отражают стремление отреагировать на текущую ситуацию в сфере миграции. 
Миграция же, будучи пересечением границ, – это процесс стабильный и неизменный.

Границы эфемерны, хрупки, изменчивы и неуловимы – миграции идут постоянно, они сильны и оказывают огромное влияние. Могут меняться направления миграционных процессов, их качественные и количественные характеристики, но неизменно одно: границы и ограничения являются лишь формой адаптации государств и обществ к миграциям, а не наоборот.

Люди – мигранты по своей природе. Среди всех других видов обезьян человек разумный наиболее вынослив и приспособлен к дальним и длительным переходам. Миграции привели людей к беспрецедентному биологическому успеху: постоянно и бесконтрольно перемещаясь, мы превратили всю Землю в ареал своего обитания. Миграционные процессы преодоления естественных границ позволили человеку освоить планету  от Арктики до Антарктиды, от глубин океана – до высот стратосферы.

Миграции сохранили видовое единство человечества: складывающееся расовое разнообразие могло бы через пару сотен тысяч лет закончиться формированием нескольких обособленных видов людей – если бы не постоянное смешение. Межрасовые и межэтнические брачные контакты мигрирующих групп сформировали единый антропологический покров планеты, в котором невозможно выделить «чистые» расы: на любом участке планеты человечество состоит из непрерывной череды смешанных и родственных популяций.

Миграции продолжают перемешивать этнические группы, приводят к образованию новых народов  и расколу старых наций – особенно яркие примеры дают нам Новый Свет и страны Латинской Америки, но и сегодня на наших глазах в результате миграций формируются новые идентичности европейцев, немцев, россиян. Благодаря миграциям развиваются, перемешиваются и обогащаются языки и культуры народов, складывается единое универсальное информационное пространство.

Общение между людьми невозможно без миграции смыслов, преодолевающих естественные границы расстояний, времени и непонимания. В этом контексте письменность, мобильная связь, Интернет – всего лишь транспортные средства, обслуживающие миграцию смыслов. В процессе непрерывной миграции смыслов возникают новые идеи, продолжается развитие искусства, науки, творчества как формы человеческого бытия.

Миграция – всегда преодоление. Вынужденные мигранты преодолевают войну, голод, нищету и бесправие, перебираясь в безопасное место. Экономические мигранты преодолевают трудности переезда и легализации. Преодоление границ требует от человека предприимчивости, смелости, решительности, мобилизует его внутренние ресурсы и таланты, укрепляет и умножает социальные связи, заставляет учиться новому, меняет культурную и социальную идентичность – в конечном счете, способствует самореализации человека.

Миграция – это испытание. Миграция не просто преодолевает старые границы – естественные или культурные – но и создает новые. В этом смысле воздействие миграционных процессов на общество может быть сравнимо с огранкой драгоценного камня: на месте стираемой границы создаются новые. Риски ксенофобии, поляризации и сегментации общества сопровождаются формированием новых идентичностей и социальных групп – и от того, насколько эффективны правила их взаимодействия в принимающем обществе, зависит его будущее.

Миграция – ценнейший ресурс для любого общества. Принимающие страны получают новых жителей и граждан, способных реализовать себя на благо общества. Отправляющие страны не теряют полностью своих граждан – экономические, культурные и семейные связи позволяют отправляющим сообществам сглаживать экономическое неравенство, получать новые культурные импульсы и поддерживать этническую идентичность. Постепенно «миграционный фон» становится важным конкурентным преимуществом индивида.

Миграция – это вызов. Миграционные процессы обостряют проблемы, свойственные принимающему социуму, и создают новые проблемы для отправляющего общества. Миграция для принимающих стран – настоящий экзамен на эффективность социальных, экономических, правовых и культурных институтов, которые рискуют оказаться нежизнеспособными в новых условиях. В неблагополучных принимающих странах миграция может усиливать коррупцию, неравенство, неэффективность экономики. Однако миграция способствует и разрешению этих проблем, ведь государства оказываются вынуждены им противодействовать, а сами мигранты также намерены их преодолеть, что создает почву для солидарности с местным населением.

Миграции и границы взаимодействуют в искусстве, формируя идентичность художника в качестве инструмента самоанализа, синтеза и рефлексии. Художник-мигрант препарирует собственную личность, выделяя крупицы старых и новых влияний и реалий, и соединяет их в некую целостность очень интимного свойства, имеющую инструментальное значение в процессе последующей (само)рефлексии. Именно идентичность художника-мигранта и оказывается в конечном итоге произведением его искусства, создающим само себя, – и каждая работа миграционной тематики лишь рабочий инструмент в этом процессе.

Осмысление категорий миграции и границы посредством искусства как одного из форматов анализа социальной реальности открывает для нас возможность осознания культуры не как многократно ограниченного взаимодействиями, а как многогранного феномена, открытого для принципиально новых интерпретаций.

А это означает новую степень свободы –  преодоление границ.


Андрей Якимов, антрополог, эксперт по миграционному праву & общественный деятель, эксперт по работе с трудовыми мигрантами и этническими меньшинствами, координатор проектов в Благотворительном фонде поддержки и развития просветительских и социальных проектов "ПСП-фонд" (г. Санкт-Петербург, Россия)