Быстрый доступ:
Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)
Ausstellungsphase 1© MMOMA

#1 Если тело – храм, и тело – субъект, и у храма есть стены, то храм – это тело

15 декабря 2018 – 11 января 2018
 
Первый этап выставки отражает художественный опыт в вопросах сексуальности тела по отношению к различным аспектам женственности, духовности и работы. Общим интересом трех участвующих в выставке художниц (все они учились в Рейнланде) является измерение уровня женственности.

Наряду с нарративными, живописными, скульптурными и организационными линиями они задумываются о различных методах появления знаний и выработки ценностей. Выставка даёт понять, как на основе этого опыта происходит новое формирование изучаемых субъектов с тем, чтобы в итоге осуществлять действие.

Художницы: Алекс Хейлброн, Клара Кайзер, Магдалена Кита 


Алекс Хейлброн

Alex Heilbron, Detoxification Garden / Looping Alex Heilbron, Detoxification Garden / Looping | © MMOMA

Цель инсталляции Алекс Хейлброн (*1987, Гринбро, Калифорния, США) – благотворно воздействовать на нуждающееся в расслаблении тело. Специально отобранные травы и растения в парниках, рассредоточенных по выставочному пространству, можно использовать для приготовления лечебного чая или раствора. Их целительные, успокаивающие свойства воплощают критическую и непоколебимую жизненную позицию. В этой работе заложена критика капиталистического общества за его безразличие к множеству физических недугов и патологий, причиной которых оно является. Хейлброн предлагает для коллективного самолечения инструмент, ориентирующийся на такие ценности как щедрость и забота. В системе, где доминируют патриархальные представления о знании и создании стоимости, особенно важно придавать значение практикам, кажущимся ненаучными и неприбыльными.

Аналогичный подход прослеживается в другом проекте Хейлброн – публикации Looping. Рисунок на ткани служит связующим звеном между двумя работами и продолжает практику Хейлброн как живописца. Исследуя личные и чувственные темы, живопись Хейлброн предлагает новые прочтения «себя», стимулирующие художницу на создание собственного визуального словаря и системы языка.


Клара Кайзер

FOTOS

Канвой экспозиции служит цитата из поэтической лекции Клары Кайзер (*1986, Ганновер, Германия): «Если тело – это храм, и тело – это субъект, а у храма есть стены – становится очевидно, что храм есть тело». Строки отсылают к ряду отношений, в которые неизбежно вовлекается тело – в особенности женское – в процессе труда, творческой деятельности, работы над собственными инициативами и духовных практик. Творческий метод Кайзер развивает повествовательные формы в поэзии и скульптуре. Подход художницы к пространству в ММОМА может показаться декоративным. Ее инсталляция «Очаруй меня, розовое», представляющая собой занавески на окнах, придаёт выставочному пространству атмосферу домашнего уюта. Скульптурная интервенция, имитирующая предмет интерьера, сливается с воссоздаваемым ею камерным пространством, формируя повествовательные и стилистические рамки экспозиции. Силиконовые подхваты в виде пенисов провоцируют интерпретацию работы в категориях гендера, затрагивая проблематику его взаимосвязи с эстетическим производством. Акцентируя материальность тела, Кайзер часто использует силикон для передачи фактуры кожи в скульптуре и создает телесные образы, выступающие означающим социальных и повествовательных противоречий.


Магдалена Кита

Magdalena Kita, From the series „Californication“ 4 towels from the series „Californication“ | © MMOMA

Развиваясь в направлениях, заданных традиционной живописной школой, Магдалена Кита (*1983, Дембица, Польша) создаёт сложные композиции с помощью яркого визуального языка. Выполненные на различных носителях, таких как скатерти, полотенца, иконы, красочные работы Киты связывают изобразительный и социальный каналы женской семиотики. Оперируя выраженно женским визуальным языком, его эмоциональным и интуитивным словарем, Кита повествует о социально-политических противоречиях. Укоренённость практики художницы в женском дискурсе позволяют ей поднимать темы, связанные с социальной неустроенностью.