СИТУАЦИОННЫЕ ЗАЛЫ

  •  © Ruhrtriennale 2013 / Jörg Baumann

    Фото с постановки в рамках Рурской триеннале 2013 года

  •  © Ruhrtriennale 2013 / Jörg Baumann

    Фото с постановки в рамках Рурской триеннале 2013 года

  •  © Ruhrtriennale 2013 / Jörg Baumann

    Фото с постановки в рамках Рурской триеннале 2013 года

О ПРОИЗВЕДЕНИИ


ПРАВА
Издательство: Rimini Protokoll (Helgard Haug, Stefan Kaegi, Daniel Wetzel)
Переводчик пьесы на русский язык: Анастасия Риш-Тимашева


Этот текст Rimini Protokoll не пьеса в чистом виде. Скорее это запись партитуры спектакля, где главными персонажами стали реальные участники мира торговли оружием от инженера-оружейника до ребенка-солдата. По ходу спектакля зрители то следят за противником в окошке тепловизора, то лечатся от ранения на больничной кушетке в Сирии, то проектируют оружейную деталь в швейцарском конструкторском бюро, то обедают в столовой российского оружейного завода, то управляют беспилотником в Афганистане. Текст Situation rooms — это одновременно и собрание документальных свидетельств, и инструкция по сборке спектакля.

RIMINI PROTOKOLL: «СИТУАЦИОННЫЕ ЗАЛЫ»

Отредактированная транскрипция видеоматериала, подготовленного Ральфом Гёрцем, 2013. Итервью состоялось в рамках Рурской триеннале: международного фестиваля искусств 23 августа — 6 октября 2013 года. www.ruhrtriennale.de
Сайт Римини протокол: www.rimini-protokoll.de
Перевод на русский язык выполнен Екатериной Вороновой

Даниэль Ветцель: Спектакль «Ситуационные залы» — это 17 комнат и 20 историй. У нас было чуть больше 20 участников, с ними вместе мы создали видео, которые остались в комнатах, где сейчас ходят зрители. Мы даем им планшеты и наушники, они слышат рассказы участников. Видео снимались в тех самых комнатах, где оказываются зрители. Участников здесь нет, но мы связаны с ними, потому что находимся в их положении, на их позиции. И мы пытаемся ее понять — нам что-то рассказывают, хочется сразу же следовать за картинкой, искать двери и так далее. Но мы как бы застреваем в шкуре этого конкретного рассказчика. Каждые 7 минут рассказчик меняется, и вы превращаетесь в другого человека. Это противоположные точки зрения, дополняющие друг друга, которые с разных сторон рассматривают тему или феномен оружия.

Хельгард Хауг: В наших работах можно проследить несколько линий. Есть классическая ситуация зрителя и актера. Мы делаем спектакли, где на сцене разворачивается действие, где на сцене говорят. Но «классическими» их, наверное, можно назвать только в кавычках, потому что в наших спектаклях отсутствует один важный «классический» элемент, а именно актер. Его мы заменили людьми, которые представляют на сцене самих себя. У них нет актерского образования, но есть специальные знания, особенная биография или опыт. И еще есть такие спектакли, как этот, где мы скорее стремимся активировать зрителя, разделить роли на множество частей, сделать зрителя действующим лицом — чтобы он видел, что другие зрители на него смотрят. Мы пытаемся этого добиться на разных уровнях, из спектакля в спектакль. Это не четкий путь к определенной цели, скорее мы экспериментируем на всех путях сразу. И спрашиваем себя, какая же наша следующая сложная задача? Этот спектакль оказался именно такой задачей. Сложность была в том, чтобы распределить этот параллельный рассказ 20 биографий новыми для нас средствами кино. Фильмы, которые зрители смотрят одновременно, так же одновременно и снимались. Это было очень увлекательно. Пока мы над ними работали, было возведено это здание. Это была такая маленькая планета, которая возникла одновременно с фильмами. И сейчас мы находимся в точке, где мы нашу работу отдаем, расстаемся с ней, и можем только заглядывать в нее снаружи. Или, если повезет, запрыгнуть внутрь и смотреть, работает ли все так, как мы хотим. 

 © Jörg Bauman / Ruhrtriennale 2013
Даниэль Ветцель: В центре спектакля — работа с 20 участниками. Они рассказывают нам вещи, которых мы раньше не знали, переносят нас в незнакомые ситуации, они, так сказать, сообщают себя. И когда чем-то делятся с нами, это совсем не то ощущение, как если бы я сидел в зрительном зале и они мне что-то сообщали со сцены. Как правило, мы работаем с людьми, которые хотят нам что-то рассказать, а не с актерами, которые интерпретируют эти истории. На этот раз место, где находятся зрители, одновременно является сценой. Зрители там, где раньше были «исполнители». Ты идешь по их стопам. Вот в чем идея.

Доминик Хубер: Для нас интереснее всего было построить эти комнаты в отсутствие главных героев. Выяснить, где в этих комнатах ярче всего проявляют себя духи наших основных исполнителей, насколько сценография помогает созданию этих персонажей. И насколько зрители, которые сюда приходят и какое-то время живут здесь, тоже помогают созданию персонажей вместе с комнатами.

Видеоматериал подготовлен Ральфом Гёрцем, 2013. Итервью состоялось в рамках Рурской триеннале: международного фестиваля искусств 23 августа — 6 октября 2013 года. www.ruhrtriennale.de
Видеоматериал подготовлен Ральфом Гёрцем, 2013. Итервью состоялось в рамках Рурской триеннале: международного фестиваля искусств 23 августа — 6 октября 2013 года. www.ruhrtriennale.de