Faustext Сомнамбулический поиск неведомого Кадата, или Faustext от Макса Фадеева

Faustext
Faustext | © Goethe-Institut Taschkent

«Начало. Новое начало». Максим Фадеев бормочет что-то себе под нос и медленно передвигается в сторону сцены. «Начинать всегда трудно. Страх неизвестности. Мне страшно».
 
Я была на одной из частей Faustext и пришла ещё. Мне было малопонятно что-либо в первый раз. Так зачем же пытаться опять?
 
«Дать ещё один шанс Фаусту». Именно такой ответ прозвучал в моей голове.

Faustext: Максим Фадеев Faustext: Максим Фадеев | © Goethe-Institut Taschkent
 
А что если постановку нужно смотреть в изменённом состоянии сознания? Когда ты не пытаешься вгрызться в заложенный смысл, а смотришь на всё со стороны, как во сне.
 
Ты не можешь изменить того, что видишь, как и не в силах понять происходящего. Но ты плывёшь по этой мерцающей реке сновидений и иногда ловишь встречную рыбку за хвост, гладишь её по голове, целуешь, отпускаешь обратно, продвигаешься дальше. А иногда не ловишь никого – просто смотришь. Сегодня я не буду искать смыслы.  
 
Макс улавливает моё настроение и говорит: «Тебе только кажется, что ты есть, пока не перешагнёшь через начало».
 
Зажмуриваюсь, перешагиваю с ним вместе. 
 
Начало.
 
На экране фосфоресцируют квадраты кислотного цвета, играет трансцендентная музыка. Макс скачет по сцене. Оглядываюсь на зрителей, что сидят вокруг: не скачут, но кивают в такт головами. Видимо, и им захотелось сомнамбулических состояний. 
 
Музыка становится громче. Макс кричит что-то. В ответ ему кричит грудной ребёнок из зала. Зачем вы взяли ребёнка? Он первым начинает понимать Макса и говорить с ним на одном языке.
 
«То, на что ты опираешься – всегда сопротивляется», – говорит Макс. Стараюсь не опираться.
 
Макс поёт. У него красивый голос.

Faustext: Максим Фадеев поет Faustext: Максим Фадеев поет | © Goethe-Institut Taschkent

 
Впереди на экране картинка то включается, то гаснет: чёрно-белые полосы, вращающиеся квадраты. Всё куда-то движется, перемещается. Включается. Гаснет.  
 
Зал слушает завороженно. Всматривается в рисунки. Разгадывает свои мысли. Читает сны сидящих рядом.
 
Парень впереди меня ёрзает. Девушка слева перешёптывается с другим парнем. Видимо, они не стали той частью зала, которая понимает.  
 
Мой друг, сидящий справа, знает, что такое быть сновидцем. Он слегка покачивается на стуле. Ни с кем не разговаривает, не ёрзает. Иногда он смеётся над тем, что происходит на сцене. Смеётся чуть слышно, потому что так понимает только он.
 
Меняется видеоряд. Флуоресцентные гипнотизирующие квадраты и ромбы, калейдоскоп из человеческих тел, красные и чёрные спирали. Макс между стеной и проектором – преломляет видеоряд. В колонках звучат тексты  Томаса Манна «Доктор Фаустус».
 
«Это будет выгодно смотреться на фото!» – размышляю я. Если я всё ещё размышляю, значит, не смогла до конца погрузиться в сон. Перестаю делать это.  
 
Макс всячески отвлекает нас от текста. Не смотрю на него, а слушаю то, что сообщают колонки: «Любое произведение искусства – обман. Правдиво только мгновение».
 
Наверное, Макс сейчас этим и занимается. Он выводит девушек из зала, по одной. Танцует с ними под лампой-прожектором. Затем чистит зубы на сцене, умывается, лежит на полу. Ведёт себя так, как удобно ему.
 
Кто-то выбирает проживать это с ним, не сводит глаз. Мне же нужен текст. «Сам факт жизни сводит на нет различие болезни или здоровья. Между ними нет никакой разницы».
 
Мне хочется слушать ещё. Мне хочется продолжить поиски неведомого Кадата там, в незримых мирах, в мирах, очертания которых только иногда являются нам в сновидениях.
 
Максим Фадеев словно оправдывается перед нами за происходящее: «Меня часто спрашивают, что ты куришь? Я отвечаю – Pall Mall, серый. Единственное, что я могу сказать – всё, что я делаю, это изнутри».
 
Конечно! А откуда ещё взяться всем этим сновидческим пазлам, складывающимся в антигеометрические фигуры, нарушающие все известные законы физики? Только изнутри.  
 
И если кому-то из зрителей удаётся прикоснуться к ним – не разгадать замысел, нет, а лишь отправиться ненадолго в космическое путешествие – это уже большая редкость.  
 
«Мы все живем в полом шаре!» – подытоживает Макс в завершении всего  действа.
 
Да! Но из него можно выбираться. И только такими путями. Через картины, ломающие наше представление о привычном, через литературные произведения великих, через музыку, через игру, через сны.