Родная земля саамов Скудный ресурс

Бескрайние просторы севера становятся всё более привлекательными для ветряных парков – на беду коренного населения
Бескрайние просторы севера становятся всё более привлекательными для ветряных парков – на беду коренного населения | Фото: © Ville-Riiko Fofonoff

Пандемия загоняет всех в изоляцию. Но так называемый прогресс не останавливается. В ближайшие недели мы будем постепенно публиковать новые записи из дневника Пириты Няккяляярви, где рассказывается об инновационных способах, которыми саамы заставляют людей прислушаться к ним.

Пирита Няккяляярви

В дневнике рассказывается о множестве проблем, с которыми сталкивается саамское сообщество. Глобальная пандемия Ковид-19 заставляет нас уйти на самоизоляцию, но угрозы, которые приносит миру так называемое развитие, не спят. Новые претензии на нашу землю угрожают традиционному образу жизни, и поэтому мы должны найти иные подходы к тому, чтобы заставить других прислушаться к нам. Как люди, мы наслаждаемся долгой солнечной весной со снегом до конца мая, но наши северные олени страдают от суровой и длительной зимы. Более того, из-за непредсказуемости погодных условий саамской культуре все труднее и труднее приспосабливаться к климатическим изменениям. В дневнике также отражены сложности, которые испытывают современные, хорошо образованные и имеющие приличную работу саамы: как соединить успешную карьеру в западной системе экономики с защитой ценностей коренных народов, за которой стоит обязательство отдавать долг своей коренной культуре и обеспечить выживание коренной культуры, имеющей вековые традиции?

Март: Начинается «коронная» весна

15 марта 2020 г.

Пандемия Ковид-19 дошла до Финляндии, и правительство обнародовало меры сдерживания коронавируса. Мой начальник тоже объявил новую политику, и теперь все мы работаем из дома. Мой офис расположен в Хельсинки, но я по-прежнему зарегистрирована в муниципальном образовании Инари, поэтому на локдаун мы направляемся домой в Инари. Я работаю в области инвестиций в новом отделении фирмы по корпоративным инвестициям, и я могу заниматься стратегическим и финансовым анализом в любом месте земного шара. Пока мы, молодое поколение, адаптируемся к удаленной работе, наша основная забота здесь, на севере, – это старики. Они носители нашей культуры и языков, и мы не можем позволить себе потерять их из-за коронавируса. Иначе слишком много знаний о нашей традиционной жизни уйдет вместе с ними.

Май: Аналитическая группа

4 мая 2020 г.

Первая встреча аналитической группы ЕС-Лапландия, которую организовал Совет саамов. Из-за ограничений мы вынуждены общаться онлайн, вместо того чтобы ехать в Тромсе на норвежской стороне Лапландии и встречаться лицом к лицу. Странно пытаться провести в таких условиях креативную беседу о возможностях расширенного сотрудничества между ЕС и Лапландией, но это новая реальность, к которой теперь необходимо привыкать.

Исключительно долгая весна

25 мая 2020 г.

Мы пережили исключительно долгую весну. Я каждый день фотографирую вид на лес из окна моей гостиной в Инари, и дом по-прежнему окружает слой снега примерно в 20 см, а ведь сегодня 25 мая! Это напоминает мне о моем детстве, когда мы катались на велосипеде по дорогам, полным грязи, и это было перед окончанием учебного года в конце весны. Но с годами зимы становились все короче и короче, снег стал стаивать к середине мая, иногда уже ко Дню труда первого мая. Однако этой зимой в некоторых областях было столько снега, сколько не выпадало за последние сто лет. Одно из таких мест – соседнее муниципальное образование Соданкюля, где, как сообщила финская теле- и радиовещательная компания, глубина снега составила 74 сантиметра по сравнению с обычными 40 сантиметрами.
 
Когда выпадает много снега, это много значит для людей и животных. Если говорить о весенних радостях, то это было чистое наслаждение! Социальные сети были переполнены фотографиями людей, занимающихся подледной рыбалкой и катающихся на снегоходах или лыжах. Ночи тоже были особенными. Светлые весенние ночи ведут к белым ночам летом – привычному для нас, северян, явлению, но, когда снега так много, эти весенние ночи еще заметнее. Белый покров отражает свет и удваивает или даже «учетверяет» количество света. Я провожу бесчисленные ночи, заворожено наблюдая танец солнечного света на снегу, покрывающего землю оттенками синего, красного и золотистого.
 
Однако слишком долгая весна оказалась трудной для наших оленей и их владельцев. Из-за суровой зимы животным было очень трудно находить пищу на естественных пастбищах. Прошлая осень была холодной, поэтому выросло мало грибов – важного источника питания для северных оленей. Снег покрыл землю раньше обычного, и его было больше, чем нужно. Он был твердый и состоял из нескольких слоев, поэтому оленям было трудно разрывать его до земли в поисках еды. Часть земли под снегом была или замерзшей, или покрытой плесенью. Когда важенки стали приносить потомство, было еще много снега, к сожалению, новорожденным было трудно выжить.
 
Исключительно снежная зима означала, что многие олени погибли от голода, хотя люди пытались подкормить их. Большинство ездили к своим стадам на снегоходах каждый день, чтобы оставить животным специально закупленный корм, изготовленный на особых заводах. Самых слабых оленей забирали домой, чтобы их выходить. Все это дорого обходилось людям, потому что обычно весной все олени добывают свою основную пищу самостоятельно.
 
Моей первой реакцией на эту зиму и весну было слово «экстремальный». Однако мы, вероятно, увидели только начало того, что будет, в смысле воздействия климатических изменений на природу Арктики и на традиционный образ жизни саамов. Недавнее исследование, проведенное в рамках проекта «Саамы» правительством Финляндии, показало, что адаптация народа саами к климатическим изменениям началась еще в шестидесятые годы прошлого века и привела к глубоким изменениям в стиле работы оленеводов. Это говорит об эластичности культуры и способности народа приспосабливаться к большим изменениям. Согласно исследованию, в будущем разнообразие моделей труда возрастет. Однако серьёзная проблема состоит в том, что уровень предсказуемости природных условий и погоды понизился, а  нестабильность и аномалия стали нормой

До нас доходит новость о разработке месторождения полезных ископаемых

Середина мая

Саамским оленеводам нелегко пришлось нынешней весной. Только мы вздохнули с облегчением, что снег тает и телята нормально родятся на свет, как до нас дошла новость о разработке месторождения полезных ископаемых на северо-западе страны, в области, которую называют «Рука Финляндии». Точнее, оленеводы из этого региона где-то прослышали и очень удивились, что голландская геологоразведочная компания «Аккерман финланд ой» застолбила участок площадью размером с Хельсинки на заповедной территории и области разведения северных оленей Кясиварси.
 
В соответствии с данными геологоразведки, на этой территории могут находиться месторождения меди, никеля, золота, хрома, ванадия, титана, кобальта, платины, палладия, осмия, родия, иридия и рутения. Многие из этих металлов пользуются невероятно высоким спросом у производителей аккумуляторов для электромобилей. В этом состоит дилемма. С одной стороны, электрификация транспорта требует перехода от использования автомобилей с бензиновым двигателем к электромобилям, что значит добычу или иное обеспечение поставок таких металлов, как никель, медь, ванадий и кобальт. С другой стороны, мир только начинает осознавать значение традиционного знания коренных народов в борьбе с изменениями климата. Но как могут сохраниться традиционные знания, если землю, которая используется для традиционного образа жизни, отдают под добычу ископаемых?
 
Мы знаем, что оленеводство и добыча руды не могут сосуществовать на одной территории, и неправильно, что государства готовы поставить под угрозу целые культуры коренных народов в угоду индустриализации. Да, современному обществу нужны минералы, но это ошибка, когда традиционный уклад жизни коренного народа становится жертвой другого способа существования.

Гранты для культуры

28 мая 2020 г.

Наконец, у нас есть хорошая новость, несмотря на трудную весну. В конце года парламент Финляндии выделил Саамскому парламенту так называемые «рождественские» деньги, и мы смогли распределить 45 000 евро между художниками-саамами, ассоциациями и деятелями нашей культуры. Я председатель Комитета по культуре Саамского парламента, и сегодня мы объявили победителей, которые получат гранты. Мы пытались распределить деньги как можно шире среди представителей всех трех групп саамского языка, всех муниципальных образований и городов, в которых работают ассоциации саамов. Заявок было больше, чем грантов, но я надеюсь, что они смогут хотя бы немного поддержать искусство и культурную жизнь саамов.

Июнь: Показ документального фильма по телевизору

6 июня 2020 г.

Закончился действительно трудный период, полный стресса. Шведский отдел финской теле- и радиовещательной компании наконец выпустил телевизионный документальный фильм «Я саам». Я одна из тех людей, кого показывают в этом проекте, и моя роль – объяснять политическую ситуацию с саами в Финляндии. Я беспокоилась, каким получится фильм. Я боялась, что мои слова будут неправильно интерпретированы или что меня неверно процитируют, несмотря на старания сделать так, чтобы всё, что я говорю, было основано на фактах и было объективным, даже когда цитата выдернута из контекста. В конце концов, фильм оказался удачным. Я пересматриваю его и восхищаюсь драматургией и деликатностью просаамской позиции, которую выразил режиссер.
 
 Прошлой зимой в Финляндии был поставлен рекорд по снегу, и в этом были свои плюсы и минусы. Прошлой зимой в Финляндии был поставлен рекорд по снегу, и в этом были свои плюсы и минусы. | Фото: © Ville-Riiko Fofonoff

Прическа в стиле «корона»!

11 июня 2020 г.

ОК, теперь у меня официально прическа «корона». Челка невозможно отросла, а мои длинные волосы уже давно никто не подравнивал. Подруга приходит ко мне на помощь. Она мастер художественных промыслов и с радостью делает мне ободок с саамскими украшениями моих любимых цветов и с моими любимыми саамскими лентами!

Родная земля саамов ‒ скудный ресурс

13 июня 2020 г.

Я работаю над колонкой об участке добычи полезных ископаемых на «руке Финляндии». Нам, саамам, иногда трудно объяснить наш взгляд на жизнь и образ мышления западному миру. Не потому, что мы плохо образованы, у нас нет фактов и аргументов и способности растолковать свою позицию, а потому, что население в целом вообще ничего о нас не знает. Финская система школьного образования широко признана в мире, и она действительно дает равный старт каждому ученику, но в ней практически ничего нет о саамах.  
 
И вот я опять пытаюсь расширить систему взглядов, которой пользуются люди, когда анализируют окружающий их мир. Как мне объяснить, почему родная земля саамов не выносит индустриальную деятельность и почему традиционный уклад жизни должен оставаться приоритетным?
 
У меня есть колонка на англоязычном сайте – «Новости из Финляндии» (News Now Finland). Я пытаюсь писать такие тексты, которые долго будут нести ценность. На этот раз решаю использовать термин, известный из экономики, и называю свою колонку так: «Родная земля саамов ‒ скудный ресурс». Мой основной аргумент в том, что родная земля саамов – скудный ресурс для нашего уклада жизни и что, по мере того как новые формы использования земли пытаются проникнуть на территорию саами, невозможно, в том числе и по закону, переместить наших северных оленей на другую территорию. Государственные границы закрылись для кочевников-оленеводов к концу 19 века, и наши животные не могут пересекать границы и переходить на сторону Норвегии, Швеции или России. 

Подача петиции

Середина лета

Это долгая история, но из-за ныне действующего Акта Финляндии о добыче полезных ископаемых есть риск, что административный суд не станет рассматривать жалобы, которые подали оленеводы-саамы и Саамский парламент об отводе участка для добычи ископаемых на «руке Финляндии». В соответствии с современным законодательством, оленеводы-саамы и Саамский парламент не имеют права жаловаться на этой стадии проекта добычи. Нам сложно понять, почему коренные народы и их официальный представитель не имеют возможности высказать свою позицию, при этом у Агентства по безопасности и химическим веществам Финляндии нет даже обязательства уведомлять нас об отводе такого участка.
 
Чтобы наш голос услышали, перед серединой лета в Интернете была подана петиция против всех действий, связанных с добычей полезных ископаемых на «руке Финляндии». Моя подпись была второй после Минны Няккяляярви, оленевода из области Эргон-слида, которая пострадает больше всего, если там построят шахту. В этой борьбе вокруг Минны сплотилась группа активистов. Из-за коронавируса мы не можем встречаться вживую, поэтому общаемся в социальных сетях и устраиваем видеоконференции. Я горжусь тем, что группа работает в Лапландии и Финляндии, тратит свое свободное время и делится опытом, начиная с оленеводства и заканчивая коммуникацией по теме.
 
Десять тысяч человек на стороне Финляндии. Может быть, для такой петиции, как эта, существует какой-то момент сил, который всё переворачивает. Исключительная ситуация с коронавирусом заставила людей развернуться лицом к природе, проводить больше времени на открытом воздухе и понять ценность мест, не тронутых индустриальным развитием.

Пленум на дистанте

26 июня 2020 г.

Пандемия также привела к принятию исключительных мер Саамским парламентом Финляндии. Вместо того чтобы проводить пленум Саамского парламента в Инари под золотыми и серебряными листьями громадного панно, изображающего Реку, Мать и Землю, мы собрались перед нашими компьютерами и провели дистанционный пленум. Повестка дня, в основном, включала в себя технические вопросы: например, одобрение финансовых отчетов за 2019 год. На ближайшем пленуме, который состоится этой осенью, будут рассматриваться поправка к Акту о добыче полезных ископаемых и политика саами в отношении климатических изменений. Саамский парламент имеет очень ограниченный бюджет, поэтому, мы, члены парламента количеством 21 человек, собираемся на пленумах только четыре или пять раз в году. Как обычно, когда идут важные дискуссии, время быстро пролетает, и кажется, что мы только затронули многие пункты повестки дня, а уже надо прощаться.

Связываюсь с сетью оппонентов добычи полезных ископаемых в районе озера Сайма в юго-восточной Финляндии

Июнь
 
Нынешняя поправка к Акту о добыче полезных ископаемых увеличила количество участков на добычу ископаемых на территории Финляндии. Сегодняшнее законодательство позволяет легко устраивать такие участки без получения согласия от местных сообществ коренных саамов. Следовательно, земля саамов – не единственная территория, на которой могут появиться шахты.
 
Газета «Хельсинки саномат» (Helsingin Sanomat), самая большая газета Финляндии, сообщает о появлении участков для добычи в районе озера Сайма, крупнейшего озера страны. Мы узнаем о Милисе Минк и о группе активистов, выступающих против добычи ископаемых, которую она основала в конце мая ‒ так же, как это сделала Минна Няккяляярви в Лапландии. В группе Минк в Фейсбуке уже более 15 тысяч членов, и у них те же заботы, что и у нас: почему финское государство так облегчило жизнь международным компаниям, разрешив горнодобывающим компаниям заходить в нашу страну, начинать работать, практически не платить налоги здесь и оставлять отходы добычи, утилизация которых ложится на плечи финских налогоплательщиков? Это, к слову, потенциально приносит большой урон природе страны.
 
Наша маленькая группа связалось с сетью Милисы Минк. Мы приветствуем поддержку нашего дела и с радостью делимся информацией и узнаем новости друг друга. Мы все знаем, что отведенный участок – это только начало процесса появления шахты, но, с другой стороны, люди и в нашей области, и в регионе озера Сайма говорят, что уже только угроза превращает будущее молодых оленеводов, владельцев земли и операторов туристической отрасли в нечто неопределенное. Вы бы осмелились инвестировать в такое место, если бы знали, что шахта может уничтожить в нем всё?

Июль: Холод как норма

Июль

Пока что лето было жарким. В июне температура на половине территории страны достигла рекордных значений в истории метеослужбы Финляндии. Не могу сказать, что мне бы понравилась жара здесь, в Инари. Проведя всю «коронавесну» вместо Хельсинки в Инари, я много размышляла о своем детстве, которое прошло здесь. Я осознала, что всегда относилась к холоду как к данности. Холод как норма. Холод, зима и снег идеальны. Это сезон хорошей жизни, это счастье. Зима всегда приходила, и более или менее это было одинаково. Чем больше мы видим, как меняется климат и как это влияет на все вокруг, тем больше мы беспокоимся о том, что можем потерять наши зимы. Наша саамская культура во многом адаптирована к этому времени года. Наши олени привыкли к зимам, если только они не слишком экстремальные, и они страдают от излишней жары летом. Последние годы были действительно пугающими, поскольку все стало таким непредсказуемым. Настоящая зима стала короче, но погода меняется от одной крайности до другой, и снег со льдом тают раньше. Похоже, что основные понятия нашего образа жизни полностью исчезли из обихода.

Новый пост, новое доверие

6 июля 2020 г.


Исполнительный Совет Саамского парламента Финляндии номинирует меня в комитет, который начнет составлять текст поправки к нынешнему Акту Саамского парламент. Комитет по правам человека ООН обязал Финляндию пересмотреть саамское определение таким образом, чтобы в нем было уважение к праву на самоопределение саамского народа. Работа в этом комитете начнется осенью.  

Холод как норма: зима и снег идеальны для Пириты Няккяляярви Холод как норма: зима и снег идеальны для Пириты Няккяляярви | Фото: © Ville-Riiko Fofonoff

Ветроэнергетика

Середина июля

Это моя последняя работа перед каникулами. Саамский парламент Финляндии направил своего президента Туомаса Асиака Ююсо и меня на летнюю встречу движения против ветряных ферм, строящихся на норвежской стороне очень близко к финской границе. Мы находимся в районе саамских оленеводов Лагесдуоттар, которому угрожает большая ветряная ферма на 100‒267 ветрогенераторов, которая называется «Ветряным парком Дэвви»  и которой владеют две норвежские и одна финская компании Vindkraft Nord AS, Ny Energi AS и ST1. Дополнительная сложность заключается в том, что планируется построить ферму на святой горе саамов Растигайса, на которой расположены по крайней мере два места жертвоприношения саамов. Мы многое узнаем на этой встрече, например, о том, где находятся норы песца, или полярной лисы, находящегося под угрозой исчезновения, и услышим о громадном стрессе, который испытывает все сообщество оленеводов из-за планов устроить в их местах ветряную ферму. Среди населения в целом бытует представление о ветроэнергетике как о положительном явлении, но здесь такие фермы – не в чести. Для сообщества оленеводов саами это еще одна форма покушения на их землю, которая приведет к потере пастбищ и к перегораживанию миграционных путей оленей не только той территорией, которую займут ветрогенераторы, но и поддерживающей инфраструктурой и дорогами. Впечатляет, что этому сообществу оленеводов предложили сумму в 123 миллиона норвежских крон, то есть примерно 12 миллионов евро, чтобы люди дали согласие на строительство этой фермы, но люди отказались от денег. Движение против ветряков опубликовало целый отчет об отрицательном воздействии ветроэнергетики на оленеводство.
 
Я работаю в энергетической компании, которая также активно занимается энергией ветра. Ощущаю ли я конфликт, делая карьеру в секторе энергетики и одновременно являясь защитником прав коренных народов, которые так критично относятся к ветроэнергетике? Нет. И моя работа, и моя деятельность в политике основаны на одних и тех же ценностях устойчивости, инклюзивного развития и равных прав. Если брать энергию ветра в качестве примера, то ясно, что производство энергии нужно избавлять от углеродной составляющей и что ветроэнергетика – один из важнейших источников электрической энергии в будущем. Однако это не означает, что нужно строить ветряные фермы где угодно. Например, в Финляндии есть много муниципальных образований, которые с радостью бы разместили их. А есть места, где такие фермы не хотят видеть, потому что они уничтожат всю коренную культуру. Так как я одновременно принадлежу обоим мирам, я могу выступать на стороне добра. Мое сообщество должно узнать больше о возможностях использования силы ветра, а энергетика должна проникнуться правами коренных народов.

В Норвегию в отпуск

Вторая половина июля
 
Как и все жители Финляндии, мы тоже решаем провести летний отпуск в Норвегии. Из-за ограничений по коронавирусу сейчас мы не можем поехать, например, в континентальную Европу на каникулы. Нам так повезло жить рядом с красивыми местами, где можно отдохнуть. Рядом с городом Варде, самым восточным городом Норвегии, мы даже увидели с берега кита. Это так драгоценно!

Август: Зеленый колониализм

1 августа 2020 г.

Аль-Джазира опубликовала материал о зеленом колониализме в Лапландии, на примере проекта ветряной фермы Ёйфьеллет в Джиллен Ньяарке в южной Лапландии.

Петицию подписали более 37 тысяч человек!

29 августа 2020 г.

Сегодня последний день размещения петиции, и мы не можем поверить своим глазам! В полночь, когда закрыли сбор голосов в режиме онлайн, число подписей достигло 37 200! Люди со всех частей страны и отчасти из-за границы поддержали нас. Когда мы дошли до отметки в 5 тысяч голосов, помню, что я писала, как мы удивились. Все это лето мы постоянно удивлялись и изумлялись, поскольку количество подписей постоянно росло. Конечно, нас поддержали знаменитости, которые помогли нам привлечь внимание к проблеме и воспользоваться возможностями финской теле- и радиовещательной компании. Однако большинство людей, подписавших петицию, – простые граждане, финны. Я тронута этой поддержкой.

Сентябрь: Мы дотянулись до почти миллиона финнов благодаря медиа

2 сентября 2020 г.
 
Сегодня день, когда мы вручаем нашу петицию Министру окружающей среды и климатических изменений Кристе Микконен. В распечатанном виде 37 200 подписей уместились на бумаге, стопка которой оказалась в 10 сантиметров толщиной. Впечатляюще! Наша делегация была в Хельсинки пару дней. Я по-прежнему нахожусь в Инари, координируя усилия СМИ и соцсетей из дома. (Я приезжала в Хельсинки на неделю в августе, чтобы посетить пару встреч по работе до того, как моя компания переведет меня на удаленный режим, а потом я вернулась в Инари.) В течение пары дней до отъезда мы добрались почти до миллиона финнов через провинциальную газету «Лапин Канза» (первая страница), финскую теле- и радиовещательную компанию, крупнейший канал коммерческого телевидения MTV и, конечно, фотографии и видео, выложенные в соцсетях. Мне действительно приятно, что у нас такой охват, но я еще больше горжусь тем, какие интервью дает Минна в прайм-тайм. Она работает профессионально, её речь свободна, она хорошо разбирается в теме, и при этом она настоящая, это она сама!
Будем наслаждаться эйфорией сейчас, потому что работа не останавливается с подачей петиции. Следующий шаг – попытаться оказать влияние на поправку к Акту о добыче ископаемых, которая должна быть оформлена этой осенью.

Туристы-спасители

4 сентября 2020 г.
 
Газета «Баренц обзервер» (The Barents Observer) написала, что летний туристический сезон северной Норвегии спасли туристы из Финляндии.

Выступаю в Министерстве иностранных дел

10 сентября 2020 г.

Я произношу речь на проходящем в формате видеконференции слушании доклада правительства о политике по правам человека. Моя тема – необходимость поправки к Акту Саамского правительства, особенно в свете резолюций 2019 года Комитета по правам человека ООН. Слушание совпадает с Днём саамской народной одежды, который проводится два раза в год, поэтому на мне мое новое саамское платье.

Еще одна аналитическая группа

11 сентября 2020 г.

Это первая встреча аналитической группы по вопросам саамской культуры, которую созвал Совет саамов. Наши задачи включают в себя решение вопросов, связанных с пандемией, и обзор культурной жизни всех саамов за последние десять лет. Эта аналитическая группа была даже большего размера, чем аналитическая группа ЕС – Лапландия, и здорово, что на этот раз у нас были представители с российской стороны Лапландии. Действительно важно послушать о реалиях жизни, поскольку нас разделяют и граница, и разные языки, и у нас недостаточно возможностей для взаимодействия. Мы слышали, что на их культурную жизнь пандемия оказала серьезное влияние. 

Подготовка к речи в Министерстве экономики и занятости

14 сентября 2020 г.

Это последняя страница моего дневника. Сегодня я буду долго не спать, чтобы закончить мою речь на завтра. Наша группа по петиции получила приглашение для четырех из нас выступить на слушании о поправке к Акту о добыче полезных ископаемых. У каждого из нас будет только три минуты, поэтому мы разделили темы между собой. Я буду говорить о правах коренных саамов и о праве на свободное, предварительное и информированное согласие, которое должно быть верным образом включено в исправленный акт. На мероприятие зарегистрировались 900 человек, и мы не ожидали выиграть эту лотерею речей, поэтому подготовка шла в последнюю минуту! Такая вот жизнь у саамского политика.