Климатология в Северной Канаде Важное о будущем нагревающейся планеты

Саглек Фьорд, Нунциавук
Саглек Фьорд, Нунциавук | © picture alliance / dpa

Зимой 2010 года 1 200 жителей деревни Найн на крайнем севере Канады, населенной преимущественно инуитами, пережили природную катастрофу, которая, однако, прошла не замеченной для остального мира. С января по март, когда регион обычно скован жестокими морозами, средняя температура воздуха поднималась намного выше нормального уровня, часто даже была плюсовой. Лед на море был тонким, растрескавшимся, и его покрывали полыньи. Охота превратилась в рискованное занятие, пищи не хватало, и минимум один человек утонул в это время в море, когда его снегоход провалился под лед. 

Мэтью Хэллидей

Конечно, поездки по льду никогда не были безопасными. Веками инуиты полагались на проверенные временем способы смягчения риска, обращая внимание на цвет льда, его текстуру или сопротивление удару острого гарпуна. «Но 2010 год был другим. В воздухе словно летали ужасное чувство потери и тревога о том, как это может повлиять на будущее», – говорит Роберт Вей, ученый-климатолог, изучающий наследие народа инуитов в Королевском университете Канады. 

Переориентировать научные исследования на местные приоритеты  

2010-й был также юбилейным годом: в этот год исполнилось пять лет со дня образования обширной автономной территории инуитов в канадской провинции Ньюфаундленд и Лабрадор Нунатсиавут, административной столицей которой является Найн. 

У молодой власти территории было мало возможности что-то сделать с экзистенциальной угрозой изменения климата, но зато в регион приезжало, преодолевая тысячи миль, множество исследователей. В прошлом работа этих ученых казалась не сильно значимой местным жителям. «Ученые приезжали, что-то делали, ничего нам не рассказывали о том, чем они занимаются, а потом уезжали», – комментирует Карла Памак, консультант правительства Нунатсиавита по делам инуитов, живущая в Найне. 

В июне того года местное правительство организовало исследовательский форум сообщества Тукисинник, на котором сошлись местные жители и приглашенные ими ученые, которых инуиты надеялись переориентировать на приоритеты своего народа – и среди этих задач был морской лед, особенно после той катастрофической зимы. «Отсюда пришло понимание того, что научные исследования – это что-то, что сообщество может контролировать и из чего может извлекать пользу для себя», – рассказывает Тревор Белл, участник форума и профессор географии в Мемориальном университете в городе Сент-Джонс той же провинции. 
 
  • Город Найн, Нунциавут Фото (Детали): © picture alliance
    Город Найн, Нунциавут
  • Озеро в горах Торнгат, Нунациавут © picture alliance
    Озеро в горах Торнгат, Нунациавут
  • Саглек Фьорд, Нунциавук © picture alliance / dpa
    Саглек Фьорд, Нунциавук

Карта опасностей для путешественников 

Белл хорошо известен как основатель и руководитель программы SmartICE. Созданная в сотрудничестве с правительством Нунатсиавита, SmartICE объединяет традиционное знание о льде с данными в режиме реального времени, собранными с установленных на морском льду датчиков. Начатая в Найне в 2012 году программа нацелена на создание карты опасностей для путешественников, которую можно будет открыть на компьютере или на смартфоне и которой можно будет дополнить традиционные знания. 

Этот случай не единственный. За последнее десятилетие четыре региона Канады, где компактно проживают инуиты, от Аляски до Атлантики, начали более серьезно контролировать научные исследования, которые проводятся в их местных сообществах. Последствия этого могут преобразовать науку в той части мира, которая хранит в себе ключи знания о будущем нагревающейся планеты и в которой на наследие классической науки бросают грозную тень века безудержной эксплуатации ресурсов. 

Отношения между многими сообществами коренных малочисленных народов и наукой по всему миру достаточно напряженные, и инуиты – не исключение. В 19 веке путешественники воспринимали инуитов как антропологическую причуду. В 1970-е канадские ученые изучали это сообщество, используя их как человеческий материал для анализа: например, они делали пересадки кожи и измеряли реакцию организма на боль в своих экспериментах. 

«Извините, но на самом деле отстали вы» 

Волна политической активности, которая поднялась в последние годы, уже привела к серьезным структурным изменениям в политическом ландшафте Канады, и следующим может стать научный ландшафт. В 2018 году инуитская группа «Тапиирит Канатами», представляющая интересы сообщества в Канаде в федеральном масштабе, инициировала Национальную стратегию инуитов в области научных исследований (NISR), целью которой является повышение самоопределения инуитов у себя на родине в области научных исследований. 

«Академическое сообщество часто думает о себе как о просвещенных и прогрессивных людях, – рассказывает президент ITK Натан Обед, родом из Найна. – И мы, инуиты, входим в помещение, в котором полно не-инуитов, и говорим: «Извините, но на самом деле отстали-то вы».  

Одна из основных претензий ITK относится к финансированию научных исследований. Поскольку инуиты редко бывают представлены в правительственных или университетских органах, занимающимися грантами, выделение материальной помощи дало крен в сторону биологических и физических наук, а не социальных, в области которых находятся насущные потребности и заботы инуитов. 

Одна из основных задач Исследовательского центра Нунатсиавита, одного из трех исследовательских учреждений инуитов в Канаде, состоит в том, чтобы обратиться к этим потребностям. Расположенный в простом двухэтажном здании рядом с единственными гостиницей и рестораном Найна, он состоит из двух маленьких лабораторий, крошечной кухни, общего помещения, офисов и комнат для приезжающих исследователей. Успех центра и политическая автономия Нунатсиавита развивались параллельно.

Карла Памак говорит, что многие цели NISR уже достигнуты: «И многое из того, что случилось здесь, стало искрой, которая зажгла ровный огонь национальной стратегии». 

Что значит для инуитов скованный льдом мир 

Программа SmartICE в большой мере обязана своим успехом Центру, и этот успех – не единственное его достижение. Доцент Университета Макгилла Бруно Тремблей изучает механику морского льда, регулярно приезжая в Найн, чтобы исследовать влияние приливов и ветра на припай – лед, примерзший к берегу или ко дну океана. В своей работе Бруно размещает буи в море, чтобы составить более точные модели ледяного покрова воды.

Он делится данными с местными жителями и консультируется у них, где можно поставить буи, с тем, чтобы решить задачи, представляющие взаимный интерес. «Независимо от того, где мы расположим буи, у нас всегда будут увлекательные научные вопросы, – говорит Бруно. – Поэтому мы пытаемся в первую очередь учитывать приоритеты местного населения».  
  • Умные буи SmartBUOY размешены на ледяном морском покрове в местах, указанных на основе местных и традиционных знаний. © SmartICE, Inc.
    Умные буи SmartBUOY размешены на ледяном морском покрове в местах, указанных на основе местных и традиционных знаний.
  • Чтобы разместить умный буй SmartBUOY, команда SmartICE должна пробурить многослойный лед. С 2013 года SmartICE прошла этот путь вместе с четырьмя поколениями массивных стационарных датчиков толщины льда. © SmartICE, Inc.
    Чтобы разместить умный буй SmartBUOY, команда SmartICE должна пробурить многослойный лед. С 2013 года SmartICE прошла этот путь вместе с четырьмя поколениями массивных стационарных датчиков толщины льда.
Бруно Тремблей регулярно работает с Джои Ангнатоком, рыбаком, мастеровым и исследователем-любителем. Ангнаток помогает приезжим понять, по крайней мере, насколько это возможно, что значит для инуитов скованный льдом мир. Он рассказывает истории, сказания и сведения о семьях инуитов, связанные с конкретными островами, бухтами и определенными местами. 

Как волонтер поисковой команды спасателей, Ангнаток также близко знаком с опасностями, сопровождающими путешествие по льду. Он сыграл важную роль в пилотной отработке программы SmartICE и помогал исследователям с юга понять, где под ледяным покровом находится суша, размещая на льду и проверяя умные буи. 

«Я всегда был немного помешан на науке, – вспоминает Ангнаток. – Я часто разговаривал со старейшинами, и они мне отвечали: «Я никогда не видел в этом месте на льду полынью, интересно, что происходит?» А потом ты говоришь с учеными, и они уже могут рассуждать о солености морской воды и приводить какие-то другие наблюдения, а ты начинаешь понимать, как это все вместе работает».