Ваша честь! Пусть живут горы!

демонстрация против проекта ветряной электростанции
«Пусть живут горы!»: демонстрация против проекта ветряной электростанции в Стоккфьеллете в муниципалитете Саальпов, 2017 год. | Фото: © Ингрид Фэднес

Для саамов и их оленеводства ветряная энергетика не является ни экологической, ни прогрессивной. «Это просто еще одна отрасль, которая постепенно фрагментирует саамский культурный ландшафт», – пишет в этой статье Эва Мария Фьельхайм, кандидат наук Центра саамских исследований Университета Тромсё.

Эва Мария Фьельхайм

Бой барабанов и отдаленные крики создают звуковой фон для заседания Апелляционного суда Фростатинга серым декабрьским утром 2019 года в Тронхейме – столице южных саамов на норвежской стороне Лапландии. Группа протестующих собралась у главного входа, чтобы продемонстрировать свое несогласие с политикой зеленой энергии Норвегии и выказать недовольство нарушением прав коренных народов севера, поскольку на земле саамов возводятся крупные ветряные электростанции. Демонстранты выкрикивают распространенный лозунг движения южных саамов против зеленого колониализма, а в это время лица, в адрес которых звучат призывы, усаживаются на отведенных им местах по обеим сторонам зала суда. Барабаны продолжают звучать, срывая торжественный вход трех профессиональных судей и четырех народных заседателей, которые представляют собой власть и порядок в этом конкретном пространстве. Все встают. Отныне здесь правит закон и звучит его язык.
 
Ваша честь!
 
Я обращаюсь к вам с довольно пустой задней скамьи. Я только представитель публики в зале, и у меня нет ни права, ни обязанности высказывать свое мнение во время слушания дела. Публика молчит. Тем не менее после двух недель слушаний у нас уже наметилось некое движение – через взаимодействия, малозаметные жесты и мимику. Выслушав монологи, опрос свидетелей, их выступления, мы прочувствовали значение напряженной тишины, которая говорит на своем языке. Мы размышляем над вопросами, о которых шла речь в суде. Но еще важнее то, что мы думаем над вопросами, которых там так и не задали. Теперь я буду говорить – на вашем языке, но при этом я, возможно, нарушу некоторые правила. Вы могли бы назвать это заключительным словом публики с задней скамьи зала суда.
 
Для порядка скажу следующее: дело идет о компании с государственным участием, производящей энергию с помощью ветра, «Фосен винд ДА» и об операторе полностью государственной энергетической системы «Статнетт», которые противостоят сообществу оленеводов коренного народа южные саамы общины Фовсен Ньярке Сийт. «Фосен винд ДА» и «Статнетт» владеют 52,1 процентами проекта «Фосен винд», региональная энергетическая компания «Трендер энерги» имеет 7,9 процентов, а европейский инвестиционный консорциум «Нордик винд пауэр», основанный банком «Кредит Свисс» и швейцарской энергетической компанией BKW, – собственник оставшихся 40 процентов проекта.
 
Согласно закону об экспроприации, суд должен будет принять решение о компенсации за неблагоприятные условия и негативные последствия для и без того уязвимого оленеводческого сообщества на полуострове Фосен в графстве Тренделаг. «Фосен винд» развивает кластер из шести крупных ветряных электростанций с разветвленной инфраструктурой. Четыре из них повлияют на оленеводство в поселении Фовсен Ньярке Сийт, вторгаясь в миграционные пути, места отела и важные зимние пастбища. Общая производственная мощность проекта составляет 1 057 МВт, что делает его самой масштабной интервенцией на территорию оленеводства саамов в истории. Треть запланированной произведенной энергии уже продана норвежской компании «Гидро»: энергия будет поставляться этому предприятию в течение пятнадцати лет, что позволит ему называть свою продукцию зеленым алюминием.
 
Ваша честь!
 
Это выглядит парадоксально, но суд также обязан решить, нарушают ли компании «Фосен винд ДА» и «Статнетт» международное право, отказывая саамам Фосена в праве жить в согласии со своей национальной культурой, взглядами на мир и образом жизни оленеводов. Законность лицензии этих компаний еще окончательно не определена, а строительство системы ветряных электростанций уже почти завершено.
 
Ретроспектива: в 2016 году компания «Фосен винд ДА» получила предварительное одобрение на возведение системы ветряных электростанций, хотя вопрос о компенсациях и о законности строительства еще не был решен в законном порядке. В декабре 2018 года правительство Норвегии проигнорировало просьбу Комитета по ликвидации расовой дискриминации (CERD) остановить строительство крупнейшей электростанции в районе горы Сторхейя, пока не будут пересмотрены жалобы на нарушение прав человека, поданные Советом саамов от имени семейной коренной общины оленеводов Оарьель Фовсен Ньярке Сийт, которая пасет оленей в южной части полуострова Фосен. В январе 2020 года швейцарская гражданская организация «Общество исчезающих народов» (STP) подала жалобу на швейцарскую инвестиционную энергетическую компанию BKW в Национальный контактный пункт в связи с нарушением директив Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) по ответственному ведению бизнеса.
 
Ваша честь!
 
Я буду искренна: для некоторых все оттенки серого и формальный порядок зала судебного заседания – это просто обычный бизнес. Задача компаний – обеспечить наилучший финансовый результат и безупречную репутацию своим служащим. Для других – это дело, которому нет конца: оно наполнено неопределенностью и беспокойством. Это то место, где можно потерять все.
 
С тем, что оленеводы – эксперты в выпасе северных оленей и в культурном ландшафте этого выпаса, сложно спорить. Оленеводы движутся вместе со своими стадами, думают вместе с оленями, чувствуют то, что чувствуют олени, и знают то, что знают олени. Эти люди несут с собой века наблюдений, анализ и память о том, как этот суровый ландшафт заложил основу для сосуществования людей и животных, их выживания и продолжения их существования. У северных саамов есть старая пословица, иллюстрирующая практическую невозможность единообразия в использовании земли: Jahki ii leat jagi viellja («Нет такого года, который был бы братом другому году»). Эта пословица тем более справедлива сейчас, когда климат Земли изменяется быстрее, чем раньше. Теперь зимой температура воздуха непредсказуема, и большие площади пастбищ оказываются скованными льдом, поэтому недоступны для оленей. Некоторые летние периоды стали необычно жаркими и сухими, и оленеводам становится трудно собрать свое стадо. Сооружения ветряных электростанций – еще одно препятствие для выпаса: они фрагментируют стадо и препятствуют свободному движению животных и людей – северных оленей и их погонщиков. Та гибкость условий, на которой зиждется устойчивое оленеводство, постепенно сходит на нет.
 
В зале, где мы собрались, правила игры задают судебные прецеденты и жесткая риторика юристов. Эмоциям и простым человеческим реакциям остается мало места. Чтобы играть по правилам, от вашего имени выступает кто-то другой. Юристы «Фосен винд ДА» и «Статнетт» подчеркивают обязанность оленеводов адаптироваться к развитию большого общества. Чтобы получить компенсацию, любой финансовый убыток нужно доказать на основе принципа причины и следствия. Противники изо всех сил пытаются обосновать, что последствия от их деятельности незначительны и что негативное воздействие на выпас северных оленей спровоцировано другими вмешательствами и причинами. Этот подход работает. Территория, на которой живет и трудится община «Фовсен Ньярке Сийт», обширная, и оленеводы контролируют свои стада. Противники утверждают: оленеводство – это бизнес. Животных можно перевозить на грузовиках. Их можно кормить заготовленной пищей. Эта логика, впрочем, далека от саамского понимания отношений между людьми, оленями и ландшафтом.
 
Основные положения адвокатов проекта изложены, и теперь отвечают представители оленеводов. Принципы Закона о компенсациях – это ограниченная структура, которая крутится вокруг чисел и моделей вычисления: параметры – это вес животных, общее количество в стаде, инвестиции в работу и в оборудование. Однако сравнение оленеводства с любым другим занятием или отраслью – дело почти невозможное. Тем не менее это логика данного процесса. Когда определяется сумма компенсации, обсуждаются знания об использовании земли, о жизненном пространстве оленеводов и последствия появления в этих местах отрасли производства ветряной энергии. Приглашаются эксперты в качестве свидетелей в соответствии с их профессиями и компетенцией: экологи, биологи, экономисты, инженеры и менеджеры по работе с природными ресурсами. Сколько дополнительных километров пройдут олени, чтобы обойти турбины и линии электропередач, и как можно обсчитать и измерить эти потери пастбищных земель? Их выводы фундаментально расходятся.
 
Ваша честь!

 
Остается важный вопрос: чьи знания имеют значение, когда миллионы уже инвестированы в проект и когда строительство почти закончено?
Остается еще один насущный вопрос, который на самом деле являются главным: как можно измерить деньгами культуру саамов?
... читать дальше