Быстрый доступ:
Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)


Комедия: над чем смеются немцы - новые фильмы в Onleihe

Комедия – самый кассовый жанр немецкого кинематографа. Отдельные его образцы даже превосходят по сборам в национальном прокате голливудские хиты, а это, поверьте, дорогого стоит. Однако устроен этот жанр в Германии довольно сложно. Во всяком случае, точно сложнее, чем во многих других странах.
 


Во-первых, говоря о немецком кино, не стоит путать комедию и трагикомедию. Первая чаще работает с жанровыми клише и легкими сюжетами, она отличается простотой формы и содержания. Отдельное внимание уделяется локациям. Немецкие комедии часто похожи на туристическую рекламу: их герои грустят, смеются и выясняют отношения на фоне самых красивых достопримечательностей страны. Кадр залит солнечным светом, в финале наступает хэппи-энд.
 
Совсем другое дело – трагикомедии. Они наделены богатым социальным контекстом, поднимают сложнейшие вопросы бытия, диалоги в них пропитаны не столько юмором, сколько иронией или едким сарказмом. Их герои – совершенно обычные люди, в которых зритель легко узнает себя. Все конфликты носят подчеркнуто бытовой характер, действие разворачивается в офисах и квартирах. Счастливого финала никто не гарантирует.
 
Во-вторых, нужно быть готовым к тому, что мир немецкой комедии аляповат и грубоват. Словосочетание «сортирный юмор» для многих комедиографов Германии – отнюдь не метафора, а обнаженная натура и шутки про секс во всех его видах – в порядке вещей. Однако, во всем этом есть свой шарм, и лучшее тому доказательство – международный успех комедийной трилогии Fack ju Göhte, которая в России известна под названием «Зачетный препод».
 
Ее главный герой – уголовник Зеки Мюллер (Элиас М'Барек, один из секс-символов современного немецкого кино). После выхода из тюрьмы он по невероятному стечению обстоятельств устраивается учителем в обычную немецкую школу имени Гёте. Там ему достается самый трудный класс, ученики которого соревнуются не в успеваемости, а в количестве пакостей, подстроенных преподавателям и друг другу. Но Зеки, не знакомый с основами традиционной педагогики, находит с ними общий язык и завоевывает авторитет. Во второй части персонажи отправляются на каникулы в Таиланд, в третьей – сдают выпускные экзамены.
 
Трилогию поставил Бора Дагтекин, немецкий режиссер турецкого происхождения, который сделал карьеру в популярном телесериале «Турецкий для начинающих». Первый «Зачетный препод» стал рекордсменом немецкого проката. Зеки Мюллеру удалось потопить непотопляемого Бильбо Бэггинса и найти брешь в броне дракона Смауга: в том самом 2013 году фильм «Хоббит: Пустошь Смауга», победитель кассовых гонок в Европе и США, в Германии занял лишь второе место. Права на показ картины были проданы в десятки стран. Так «Зачетный препод» разбил стереотип о том, что немецкий юмор плохо конвертируется.
 
Чтобы понять причины всемирной популярности фильма, нужно вспомнить, что это было за время. Зеки Мюллер – антигерой, который не считается с правилами и мнением окружающих. Он хамит, нарушает закон и делает все наперекор. Он слушает только себя, он не то что сознательно не хочет – он просто не умеет действовать в рамках принятых обществом стандартов. И он всегда побеждает, совершая в своем деле революцию. Мюллер – прямой родственник многочисленных асоциальных персонажей, которые в те годы наводнили экран. Доктор Хаус, британский Шерлок, Раст Коул из сериала «Настоящий детектив»… В Германии просто появилась своя версия. И харизмы тут тоже было хоть отбавляй.
 
Одна из самых неожиданных тем, с которыми работает немецкий комедийный кинематограф, – это тема смерти. В конце 90-х хитом проката стала трагикомедия «Достучаться до небес», в которой два неизлечимо больных красавца в исполнении Тиля Швайгера и Яна Йозефа Лиферса сбегали из больницы, чтобы увидеть, «как солнце погружается в волны». С тех пор прошло уже двадцать лет, а тень того фильма до сих пор накрывает немецкое кино. Его парафразом является картина «Самый крутой день» (Der geilste Tag): снова хоспис, снова двое симпатичных мужчин с разными темпераментами, снова незабываемые приключения, только на этот раз в Африке. Любимцы публики Маттиас Швайгхёфер и Флориан Давид Фитц составляют идеальный дуэт, сводя зрительниц с ума. И хотя интонация у фильма куда более легкомысленная, чем у предшественника, а сюжет более предсказуем, тут есть свои преимущества – например, умопомрачительные африканские пейзажи.
 

А вот другая вариация того же сюжета. В трагикомедии «Банка, полная жизни» (Vielmachglas) молодая девушка (Йелла Хаазе), которая никак не может определиться со своим будущим, отправляется в Антарктику, чтобы осуществить мечту погибшего брата-путешественника. В фильме «Финн и дорога на небеса» (Finn und der Weg zum Himmel) 26-летний парень с интеллектом ребенка теряет отца и так отчаянно по нему скучает, что сам убеждает себя в своей скорой смерти и начинает готовиться к отправке в рай. Во всех этих картинах заложена нехитрая, на первый взгляд, но очень важная мысль, имеющая прямое отношение к общественной рефлексии и к уровню жизни в стране. Немецкий кинематограф четко проговаривает: достойно нужно не только жить, но и, по возможности, умирать.
 
В этот же ряд встает фильм «45 минут до Рамаллы»(45 Minuten bis Ramallah), снятый немецким режиссером иранского происхождения Али Самади Ахади. Здесь автор вообще ходит по тонкому льду. Объектом шуток становится арабо-израильский конфликт: по сюжету два брата-палестинца пытаются провезти тело умершего отца из Иерусалима в столицу Палестинской автономии. Юмор режиссер использует как средство для обозначения проблем, которые невозможно внятно проговорить сухим языком современной политики или журналистики.
 
У немецкой комедии есть свои звезды. Прежде всего это Маттиас Швайгхёфер – актер, которого можно увидеть в рекордном количестве фильмов этой подборки. Он не только активно снимается в кино, но и снимает его сам. Классический пример комедии от Швайгхёфера-режиссера – фильм «Нянька» (Der Nanny), нравоучительная история о перевоспитании слишком погруженного в работу бизнесмена. Брошенные отцом дети пытаются привлечь его внимание, доводя до срыва одну няню за другой. Тот, разозлившись, нанимает на эту должность буквально первого встречного – и, конечно, угадывает с заменой. Новый нянь вместе со своими подопечными берется вернуть нерадивого папашу в лоно семьи. Открыточные виды Берлина, эффектные трюки, зашкаливающая сентиментальность, критика дикого капитализма и пропаганда дауншифтинга и семейных ценностей: Швайгхёфер – автор, неизменно выступающий за все хорошее и против всего плохого. Эту всеядность нередко критикуют снобы, пишущие о кино, но именно она обеспечивает почти всем его работам стопроцентный зрительский успех.
 

В картине «Четверо против банка» (Vier gegen die Bank) режиссеру Вольфгангу Петерсену удалось собрать сразу четырех суперзвезд немецкой комедии: Тиля Швайгера, Яна Йозефа Лиферса, Михаэля «Булли» Хербига и все того же Маттиаса Швайгхёфера. В Германии фильм вышел аккурат к Рождеству и явно был задуман как подарок фанатам. По сюжету трое мужчин, потерявших свои накопления, объединяются со своим банковским консультантом, тоже обиженным системой, и решают ограбить банк.
 
Социальный аспект выходит на первый план в трех фильмах рубрики. «Король Германии» (König von Deutschland) Давида Дитля – социальная сатира, главным героем которой становится Томас Мюллер, среднестатистический немец, потерявший работу. Внешняя непримечательность и полное совпадение со «средней температурой по больнице» делают его идеальной добычей маркетингового агентства, которое разрабатывает политическую программу для кандидата-популиста. Внезапно Мюллер обнаруживает, что все высказанные им идеи и все его заветные желания начинают звучать по телевизору, а иногда и реализовываться в обычной жизни. Ничего хорошего из этого, разумеется, не выходит.
 
В еще более темных тонах оформлен фильм Даниэля Вильда «Люкс. Воин света» (Lux – Krieger des Lichts). Его центральный персонаж (Франц Роговски, один из лучших молодых немецких актеров) творит добрые дела под маской выдуманного супергероя и попадает в объектив двух режиссеров-документалистов, которые видят в нем эксклюзивный материал. Обе картины напоминают о шедевре Питера Уира «Шоу Трумана»: это истории о маленьких людях, судьбы которых перемалывают жернова ненасытного информационного конвейера.
 

Самая амбициозная из трех социальных трагикомедий - «3 Комнаты/Кухня/Ванная» (3 Zimmer/Küche/Bad) Дитриха Брюггеманна. Эта лента рисует портрет целого поколения, ее герои – молодые берлинцы от 20 до 30. Почти все родом из состоятельных семей, почти у всех гуманитарные профессии. За два часа экранного времени восемь персонажей успевают завести романтические связи в разных комбинациях, несколько раз сменить жилье и вдоволь накататься из одного конца страны в другой. Брюггеманн, режиссер того же социального круга и того же возраста (он фактически снимает фильм о себе и своих друзьях), интеллигентно вышучивает приметы эпохи: молодежную мобильность, бесконечные стажировки, так и не ведущие к устройству на работу, стесненность в денежных средствах (герои отчетливо осознают, что, в силу изменившихся экономических обстоятельств, никогда не заработают тех же денег, что их родители). Однако, при всей привязанности к конкретному времени, картина работает и как универсальное кино о взрослении, в котором гормональный хаос постепенно перерождается в сознательность и уверенность. Брюггеманн, как и другие авторы рубрики «Комедия», настроен оптимистично: да, мир несовершенен, но зато в нем всегда есть над чем посмеяться.
 
Ксения Реутова