Быстрый доступ:
Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)


Искусство и культура: «Что знает кино, чего не знаем мы?». Новые фильмы в Onleihe

Как проходит одно из самых значительных событий современного искусства documenta, почему кинематограф Веймарской республики был лучшим в мире, как зародилась немецкая хип-хоп сцена? Рубрика «Искусство и культура»электронной библиотеки Гёте-института Onleihe объединяет значимые документальные ленты на немецком языке, в фокусе которых – художники, культурные феномены и восприятие искусства публикой.


Сразу пять фильмов в рубрике «Искусство и культура» знакомят зрителя с историей немецкого кинематографа. Лента «Бертольт Брехт – образ и модель» (Bertolt Brecht – Bild und Modell) рассказывает о кино и фотографии как о второй страсти Бертольта Брехта после театра. Фильм «Харлан – в тени Еврея Зюсса» (Harlan – Im Schatten von Jud Süß) посвящён судьбе и творчеству одного из ведущих кинематографистов фашистской Германии. Картина «Фассбиндер» (Fassbinder) – талантливая попытка документалиста Аннекатрин Хендель объяснить гениального немецкого режиссёра публике. Оммаж «Что здесь конец» (Was heißt hier Ende?) – дань уважения культовому немецкому кинокритику Михаэлю Альтену.

Особенно среди этих фильмов хочется выделить ленту «От Калигари до Гитлера: немецкое кино во времена массовости» (Von Caligari zu Hitler: Das deutsche Kino im Zeitalter der Massen). Картина основывается на тезисе знаменитого немецкого кинокритика Зигфрида Кракауэра. Он считал, что кино отражает «тёмные» глубины подсознания масс. В первые годы Веймарской республики главным направлением в кинематографе был экспрессионизм. Его особенностью стало пристальное наблюдение за психикой главного героя, страдающего от тревоги, страха и переживания затаённой угрозы. Развитие этого направления повлияло на восприятие кинематографа как седьмого вида искусства. «Что знает кино, чего не знаем мы?» – этим вопросом задаётся автор картины «От Калигари до Гитлера» Рюдигер Зухсланд, анализируя значимые киноленты эпохи Веймара. Со временной стабилизацией экономики в период золотых двадцатых кинематограф Веймарской республики переходит от экспрессионизма к новой вещественности. Режиссёры этого направления предпочитали акцентировать внимание на социальных проблемах, отдаляясь от субъективности экспрессионизма.

Режиссёр фильма «От Калигари до Гитлера» предлагает современным легендам немецкого кино Фолькеру Шлёндорфу и Фатиху Акину, как и зрителю, найти ответ на вопрос, что знает немецкое кино «отцов-основателей» о Германии из того, чего не знаем мы.

Литература

Картины «Андерсон» (Anderson) и «Кто боится Сибилле Берг» (Wer hat Angst vor Sibylle Berg) посвящены двум немецким писателям – выходцам из ГДР. «Андерсон» режиссёра Аннекатрин Хендель – фильм о писателе Александре «Саше» Андерсоне, долгое время работавшем на Штази (министерство госбезопасности ГДР). После разоблачения в начале девяностых он перестал быть частью литературной сцены Берлина. В этом фильме Хендель продолжает осмысление темы, которой она посвятила свой режиссёрский дебют с говорящим названием «Предатели отечества» (Vaterlandsverräter).
 

Искусство

Картина «Дом искусства – мой Кассель» (Art’s Home is my Kassel) показывает закулисье одного из самых значительных событий в мире искусства – выставки документа (documenta), проходящей раз в пять лет. Сёстры-режиссёры Катрин и Сюзанне Хайнц возвращаются в свой родной город Кассель, из которого они уехали десять лет назад, как делают многие молодые люди, мечтающие о жизни и искусстве в большом городе вроде Нью-Йорка, Лондона или Берлина. Сёстры Хайнц приезжают в Кассель, готовящийся к 12-й документе и стараются выяснить, как жители их родного города относятся к современному искусству.

Лента «Мак Билл – абсолютный глазомер» (Max Bill – Das absolute Augenmaß) – документальный портрет одного из неоднократных участников документы, архитектора и дизайнера, швейцарца Макса Билла. Фильм об ученике школы Баухауса в Дессау, основателе Высшей школы искусств в Ульме, представителе конкретного искусства, антифашисте, борце за ядерное разоружение и противнике войн.

Фильмы «Большой музей» (Das Große Museum) и «Сокровищница Берлина» (Schatzkammer Berlin) показывают зрителю ту сторону жизни музеев, которую нельзя увидеть, просто посетив их. Режиссёр Иоганн Хольцхаузен на протяжении двух лет наблюдал за реконструкцией венского Музея истории искусств («Большой музей»). Лента «Сокровищница Берлина» предлагает посмотреть на объекты искусства и услышать удивительные истории музеев, входящих в «Фонд прусского культурного наследия».
 

Музыка

Документальные фильмы «Когда падает занавес» (Wenn der Vorhang fällt) и «Путешествие к Джа» (Journey to Jah) посвящены музыке.

Фильм Майкла Мюнха «Когда падает занавес» о становлении и развитии немецкой хип-хоп сцены назван в честь одноимённой песни, которую исполняла существовавшая до 2007 года музыкальная группа Freundeskreis. Пионеры хип-хопа и музыканты следующего поколения рассказывают, что для них значит рэп, об их знакомстве с жанром как с феноменом субкультуры, о признании рэпа немецкой публикой и о его коммерциализации.

Для большинства музыкантов Германии слово «рэп» стало знакомым лишь в 80-е годы. Тогда в немецкоязычном пространстве только возникала хип-хоп культура. Противостоявшие друг другу в восьмидесятые участники групп Advanced Chemistry и Die Fantastischen Vier вспоминают, каково это было – стать основателями немецкой хип-хоп сцены. Если, к примеру, Stieber Twins из Гейдельберга выступали за «тройственность» жанра – за рэп, брейк-данс и граффити, то Die Fantastischen Vier из Мюнхена предпочитали отделять рэп от остального хип-хопа. Безвестность, нераспроданные пластинки, поиск собственных «уличных» тем, которые делали рэп таким популярным за океаном, начало непрекращающейся дискуссии о «чистом» хип-хопе и его противоположности – эти черты отличают, по мнению героев фильма, начало истории немецкого хип-хопа. С приходом девяностых и появлением немецкого MTV началась вторая эпоха – саморекламы музыкантов и продажи пластинок. Если раньше в зарабатывании денег рэпом было некое противоречие, то в девяностых субкультура, ставшая «признанной» культурой, превратилась в индустрию.

В конце девяностых-начале нулевых на немецкой хип-хоп сцене появились рэперы Kool Savas и Taktlos (Westberlin Maskulin), а несколько позже Buschido, Sido, Fler (Aggro Berlin), ставшие представителями немецкого гангста-рэпа. В этот переломный для немецкого хип-хопа момент многие музыканты были вытеснены со сцены гангста-рэперами, легко ставшими зарабатывать деньги и славу, пропагандируя – в чём их стали обвинять медиа – секс и насилие. Герои фильма Мюнха – это представители старого и нового поколений немецкого хип-хопа, рассказывающие о нём для тех, кто хочет знать его закулисную историю.

«Знаешь, я правда люблю жизнь, но иногда у меня такое чувство, будто я не могу найти к ней доступ», - говорит один из героев фильма «Путешествие к Джа», регги-музыкант Gentleman. Документальное кино должно, конечно, просвещать, но мы любим его не за подборку фактов, а за трансляцию порой очевидных, непридуманных истин, до которых мы самостоятельно не успеваем, не стремимся или забываем дойти. Отто Тильман – немецкий музыкант Gentleman – предпочитает бедные кварталы столицы Ямайки Кингстона Берлину. Рынок, стройка, местная радиостанция или регги-вечеринка под открытым небом – рядом с людьми культуры растафари проще чувствовать жизнь, чем в европейских городах, где всё ещё царит бум потребления. Вместе с другом Alborosie – итальянским музыкантом Альберто де Аскола, переехавшим жить на Ямайку – они записывают совместную композицию Journey to Jah.

Съёмочная группа сопровождала героев фильма, нашедших на Ямайке свою духовную родину, семь лет. Своим мнением о Кингстоне также делятся местные жители. Они рассказывают о жизни в гетто – ежедневной борьбе за существование, о далёкой от совершенства политике, о противостоянии наркодилеров и государства, о предвзятом представлении внешнего мира о Ямайке.

В одной из сцен Alborosie, с собранными дредами, подобно старику Хемингуэя, просит бога послать ему большую рыбу. В Кингстоне каждый должен уметь удить рыбу самостоятельно - вместо того, чтобы ждать, когда её принесут на блюдце. Искать и находить доступ к жизни, который иногда забывается, как пароль от неиспользуемой почты, нужно также уметь находить самому. В этом – жизнеутверждающий посыл из кажущегося неблагополучным (и отчасти действительно такого) Кингстона, переданный через кино.

Маргарита Афанасьева