Аудио

"Ты плачешь"

В начале лета 2009 молодой театральный режиссер Юлия Хельшер представит пьесу "Creeps" на сцене Узбекского молодежного театра в Ташкенте. В этом интервью она рассказывает о своих первых впечатлениях в Узбекистане.

Ты собираешься в мае 2009 года поставить пьесу "Creeps" Лутца Хюбнера в Молодёжном театре Узбекистана в Ташкенте. Для этого ты сейчас прилетела на 10-дневную подготовку в Ташкент. Это отнюдь не рутинное явление, когда молодой немецкий режиссер театра приезжает в Узбекистан для постановки пьесы. Каким образом это получилось?

Весной этого года Ташкентский Гёте-Институт обратился ко мне через моего знакомого драматурга Йенса Гросса с вопросом, нет ли у меня желания поехать в Узбекистан и заняться там театром. Сначала для меня это было как-то, ну Вы понимаете, я еду в Узбекистан и занимаюсь там театром. Но потом я просто сказала, да, я займусь. Йенс Гросс был здесь и видел Молодёжный театр Ташкента, видел, как здесь работают, и нашёл это весьма интересным. Позже в мае я получила официальное приглашение в Ташкент. Было некое ощущение абсурда, так как мне не пришло в голову, что это может вот так сразу получиться. Но мне кажется это здорово, уехать из Германии, из этих привычных условий, которые у нас есть, вырваться и попасть в другое состояние. Об Узбекистане до настоящего момента я особо никакого представления не имела, вообще ничего о нём не знала. Возможно именно поэтому мне и показалась эта задача сложной и притягательной одновременно.

Почему "Creeps" будет интересна молодым людым?

Вам необходим Flashplayer , чтобы прослушать этот аудио-файл Интервью с Юлией Хельшер


В пьесе "Creeps" речь идёт о трёх женщинах. Можешь вкратце рассказать о пьесе? И насколько она может быть актуальной в Узбекистане?

В “Creeps” речь идёт о трёх женщинах, каждая из которых думает про себя, что её выбрали для кастинга на роль ведущей. Они приходят по одной в комнату, в которой уже находятся две другие женщины. И тут выясняется, что эти три женщины еще не ведущие, что они просто претендентки и, соответственно, состоят в конкуренции. Женщины оказываются взаперти, начинают накидываться друг на друга и вынуждены как-то потом друг с другом общаться. И есть человек, который за ними наблюдает, его не видно, он за пределами этой комнаты, слышен только его голос. Но в итоге всё оказывается обманом, ловушкой. Наби Абдурахманов предложил поставить пьесу "Creeps", так как он считает её важной для своего театра, для своей публики. Я как раз пытаюсь вдуматься и проникнуть в здешнюю жизнь, чтобы выяснить, что связывает эту пьесу с Ташкентом и с этой страной. Я могу только сказать, что в пьесе отражено очень многое из нашего мира, это постоянное состояние конкуренции, наблюдение за другими и сравнивание себя с ними и, наконец, то, что жизнь предлагает все шансы и возможности. То, что как раз это многообразие возможностей делает нас какими-то бесцельными, потерянными, поскольку мы начинаем воспринимать только то, чем заняты. Или как на нас посмотрят другие. Именно такие кастинги делают всех какими-то одинаковыми, у них у всех один и тот же репертуар, они одинаково двигаются, поют, говорят. При этом им говорят, что нужно быть чем-то особенным, но имеются ввиду не уникальные индивиды, а идеальный набор каких-то качеств и признаков.

Ты читала с актрисами пьесу Жана Поля Сартра "Закрытое общество". Почему?

Вам необходим Flashplayer , чтобы прослушать этот аудио-файл Интервью с Юлией Хельшер


Насколько мне известно, ты первый раз в Узбекистане. Каковы твои первые впечатления о стране, о Ташкенте?

Первые впечатления меня полностью захватили и я в последние дни каждый день заново переживаю все те вещи, которые на меня обрушились. Здесь совершенно иной мир. Что мне естественно бросается в глаза, это различия в населении. Они видны уже на улице. Потом открытость и дружелюбие людей. Это на самом деле гостеприимная страна, в которой живёт много молодых людей. Здесь не так как у нас, где боятся, что общество состарится, нет, здесь они сумашедше молоды и это очевидно просто потому, что кругом тебя окружают молодые люди, собственно по улицам ходит огромный потенциал возможностей. Эта гостеприимность и этот род эмоциональности, которые я здесь почувствовала, потому мне так симпатичны, что они гораздо более открыты, чем мы. Также и в театре. Если что-то тебя трогает, ты плачешь. Здесь в театре я вижу, что публика эмоциональней реагирует. Это те вещи, которые меня совершенно очаровывают и радуют и вызывают у меня огромное желание работать здесь.

Как ты преодолеваешь языковой барьер?

Вам необходим Flashplayer , чтобы прослушать этот аудио-файл Интервью с Юлией Хельшер

Чем отличается работа в театре в Узбекистане и в Германии?

У нас, конечно, всё более личностно ориентированно. В театрах идет работа с определенной группой. Режиссёры, которые приходят для работы над пьесой, проводят прослушивания, смотрят представления, подыскивают себе актёров, которые на их взгляд лучше всего подойдут для их пьесы, и затем с этой группой репетируют. У нас в большей степени делается ставка на отдельную личность, в то время как здесь существует ансамбль-театр в чистом виде. Здесь, например, одну пьесу могут репетировать параллельно с двумя разными составами, поскольку просто важно, чтобы не один, а несколько актёров могли играть эту вещь. Это то, чего в Германии нет. Лично я за ансамбль-театр, и пытаюсь эту идею продвигать в Германии, но когда несколько актёров делят одну роль, для меня это уже чуждо. Если я беру какую-то актрису и начинаю работать с ней, то для меня на эту роль не может быть никакого номера два. А вот то, что театр Наби Абдурахманова в Молодёжном театре Ташкента в первую очередь воздействует через эмоции, через внутренние состояния, через радость и страдание, музыку и танец, гораздо больше через чувство, чем у нас, мне очень близко.

Ты уже работала ранее над постановкой какой-то пьесы за границей?

Одна из моих пьес была показана за границей. Мы были с ней на гастролях во Франции. Я правда ассистировала однажды одному режиссёру в Голландии, который там работал, но самой мне никогда не доводилось работать режиссёром в другой стране на иностранном языке с переводчиком. Это действительно впервые.

Но немного по-русски ты всё же научилась, что ты уже можешь сказать?

Вам необходим Flashplayer , чтобы прослушать этот аудио-файл Интервью с Юлией Хельшер

А как дела обстоят с узбекским?

Вам необходим Flashplayer , чтобы прослушать этот аудио-файл Интервью с Юлией Хельшер


Юлия Хельшер, 29, будет рассказывать о своей работе и впечатлениях в Узбекистане, о ходе остановки "Creeps" в Молодежном театре Узбекистана в мае и июне 2009 года в собственном блоге на To4ka-Treff.
Беседовал Клаас Вальтер, 33,
сотрудник программного отдела в Гете-институте в Ташкенте

перевод: Любовь Аверина, 33, Москва

Copyright: to4ka-treff
Декабрь 2008
Ссылки по теме