Травмы войны Унаследованные воспоминания

Дети в детском саду, 1961 год
Дети в детском саду, 1961 год | Фото (фрагмент): © Bundesarchiv

Последствия Второй мировой войны до сих пор явственны во многих семьях, вплоть до второго и третьего поколения. Журналист Сабине Боде считает, что неуверенность, характерная для «внуков войны», связана с непроработанными переживаниями их родителей, дедушек и бабушек.

Госпожа Боде, Ваши книги посвящены вопросу о том, как опыт немцев во Второй мировой войне влияет на последующие поколения. Почему нам вообще необходимо интересоваться жизнью поколения наших родителей и дедов?

Предки – это важно. Они влияют на наше поведение, несмотря на то, что мы сами часто этого не осознаём. Если мы знаем о наших предках и интересуемся тем, кто они были и что они пережили, то это даёт нам уверенность. В других культурах этот факт нашёл намного большее признание, чем в Германии. Пережитое во время Второй мировой войны в Германии часто приводило к тому, что люди больше не хотели иметь дело с прошлым и с травмами того времени. При этом опыт детей войны до сих пор имеет последствия.
 
Как это проявляется?

Это связано с тем, что люди, в особенности дети, пережили во время войны. Бомбардировки, голод, изгнание и бегство, смерть родственника, насилие. Моменты, в которых у людей возникает чувство, что они беспомощны перед лицом происходящего. Такой опыт может привести к травмам, если с ними правильно не работать. А после войны это зачастую было именно так. Люди были рады, что всё закончилось, и хотели смотреть вперёд. Снова началась школа, дети перестали плакать и родители говорили: «Радуйся, что ты остался жив!» Осмыслить пережитое и таким образом проработать травмы, напротив, не хотели. Из-за этого упущения сегодня страдают внуки войны.   
 
Как Вы определяете поколение, которое Вы называете «внуки войны»?

Внуками войны я называю тех, чьи родители родились ещё во время войны. Это по большей части дети, родившиеся в 60-е и 70-е годы двадцатого века. Это могут быть также дети, появившиеся на свет в 50-е или 80-е годы, просто их родители родились до 1945 года. Часто дети войны уже не помнят, что происходило с ними во время войны, и, таким образом, зачастую не осознают, что у них, возможно, существует психологическая травма. Согласно исследованиям, треть этих людей так и не освободилась от ужасов пережитого.

Отставлять в сторону собственные потребности

Что несут за собой непроработанные травмы?

Травмированные люди могут лишь с трудом переносить чувство беспомощности, потому что оно является причиной их травмы. В то же время, нет ничего более беспомощного, чем младенец. Травмированная мать будет хорошо ухаживать за своим ребёнком, кормить его, купать и пеленать. Однако она будет избегать эмоционального контакта с ребёнком, ели будет чувствовать его беспомощность. Для ребёнка это приводит к страху потери. То есть ребёнок уже с очень раннего возраста будет делать всё, чтобы сделать мать счастливой, отставляя собственные потребности на второй план. При этом отношения между матерью и ребенком поворачиваются не в лучшую сторону. В психологии это называют парентификацией.
 
Какие последствия это может иметь в жизни этого так называемого третьего поколения?

Травмированные взрослые дети войны часто не в состоянии по-настоящему утешить своих детей. Они только успокаивают и говорят: «Ты не должен бояться. Это же не так страшно!» Но они не берут ребёнка на руки и не держат его так долго, пока он не успокоится. У внуков войны это часто вызывает чувство неуверенности. Также внуки войны часто чувствуют слишком большую ответственность за родителей, а родители, в свою очередь, слишком сильно и до очень взрослого возраста их опекают.
 
Как семейные тайны влияют на отношения членов семьи? И какую роль они играют в травмах?

Они тоже могут привести к сильной неуверенности и недостатку веры в будущее. Они появляются скорее вследствие явления, которое называется «вовлечённость в вину». Когда, например, дед состоял в СС или кто-то из членов семьи причинил другому человеку насилие или поступил несправедливо ради собственной выгоды. Впоследствии о пережитом не говорят – либо потому, что не могут найти нужные слова, чтобы описать этот ужас, либо потому, что никто больше не хочет об этом вспоминать. То есть воспоминания не передаются дальше, как обычно бывает в семье, и теряется контакт с предками. Это ведёт к неуверенности.

ДЕТИ ЧУВСТВУЮТ НЕСООТВЕТСТВИЯ

В Ваших книгах Вы развили мысль, что эти тайны сильно влияют на последующие поколения.

Дети очень точно чувствуют, что происходит, и замечают несоответствия. Одновременно с этим, дети легко ведомы. Если им говорят: «Что ты себе опять придумал. Это же не важно. Не спрашивай об этом. Ну и странный же ты», то они слушаются. Дети не хотят быть странными, они хотят быть причастными. Так они учатся не обращать внимания на факты и начинают думать, что они не могут доверять своему собственному восприятию. Позже это может привести к тому, что они недостаточно хорошо разбираются в людях. В семьях беженцев к этому часто прибавляется острое недоверие ко всему чуждому.