Не уметь – это продуктивно

Дидрих Дидрихсен на конференции re:publica 2013

Когда речь заходит о западногерманской субкультуре 80-х, рано или поздно всплывает термин «гениальные диллетанты». Интервью с исследователем поп-культуры Дидрихом Дидрихсеном о том, какую роль в создании культурных явлений играли в то время дилетантизм и самоорганизация.

Господин Дидрихсен, в 1981 году в берлинском концертном зале «Темподром» состоялось «Большое шоу упадка — фестиваль гениальных диллетантов». Вскоре вышел одноименный сборник. Кто такие были гениальные диллетанты?

Этим термином можно обозначить берлинские музыкальные группы, выступившие на фестивале и представленные в одноименной книге, которую выпустило издательство Merve. Но о продуктивной составляющей дилетантизма к тому момент говорили уже давно и повсеместно. При этом термин можно трактовать двумя весьма различными способами. Первый вариант подразумевает восхваление «трех аккордов» и возложение надежды на то, что именно такой подход даст каждому возможность творить. Второй вариант — предположить, что, когда за дело берутся те, кто не умеет, в итоге на поверхность может всплыть нечто, чего никто не подозревал и не планировал. В том числе возникнет свободная от условностей сложность в хорошем смысле этого слова. То есть — либо больше творческих людей, либо больше творчества и иное его качество.

Гениальные диллетанты вписывались в обе трактовки?

На берлинском фестивале выступили такие группы, как, например, Die Ichs и Sprung aus den Wolken, которые ничего не умели, но и ничего в итоге не создали, кроме легкоузнаваемого берлинского саунда, который был незамысловат и примитивен, но тем не менее обладал актуальным преимуществом — не звучал как музыка. То же относится и к ранним Einstürzende Neubauten. Были и другие, например Tödliche Doris и Фридер Буцманн, которые противопоставляли звуковой составляющей нечто иное, например, перформативное измерение. Действительно ли они были дилетантами — как «Дорис», или не были — как Буцманн, не столь важно; важнее, как они представляли себе художественную практику. Они были, скорее, вторым поколением движения «Флюксус», нежели первым поколением дилетантов.

Дилетантизм на международной арене

Интерес к дилетантизму в те годы не был сугубо немецким явлением.

Разумеется, возможности, которые открывает неумение, исследовались и совершенно другими людьми, и в других странах. Мой любимый пример — Джед Фейр, один из основателей коллектива Half Japanese. Возник целый мир дилетантизма, который дал нам, среди прочего, таких людей, как американский музыкант Дэниэл Джонстон. То есть это явление надо рассматривать глобально.

Сегодня особо пристальное внимание обращает на себя тот факт, насколько плавно в субкультуре 80-х перетекали друг в друга изобразительное искусство, музыка и кино. Будет ли в данном случае уместен термин «междисциплинарность»?

В то время никто не ставил перед собой цель смешивать дисциплины. Ресурсы были довольно скудны в обеих областях — как в изобразительном искусстве, так и в авангардистской поп-музыке.  Еще не появились места, где могли бы выразить себя молодые озорники, которые хотели оспорить существовавшие на тот момент авангардные идеи 70-х. Оставаться в своем собственном замкнутом мире — этого было слишком мало. Поэтому играли в домах художника.

Стаскивали со сцены

В рамках дилетантизма люди не только сами занимались музыкой и искусством и создавали соответствующие пространства, но также самостоятельно продюсировали и распространяли свое творчество.

Творческие круги самоорганизовывались, находили для происходящего названия — например, «Гениальные диллетанты». Для самоорганизации через лейблы звукозаписи можно было ориентироваться на уже существующие британские образцы. Синглы британских панк-коллективов, в характерных толстых конвертах, приобрели невероятно культовый статус.  Стало ясно, что пластинка должна быть не стандартизованным изделием, а объектом, ко всем элементам которого можно подойти творчески. Очень быстро появились успешные магазины и лейблы, например Zensor в Берлине или Rip Off и ZickZack в Гамбурге. Раньше фестивали организовывали непосредственно люди искусства, например, Мартин Киппенбергер. Потом фестивали ZickZack появились в каждом городе.

Насколько важна была перформативная, театральная составляющая?

Все сходились во мнении (и это было единственное проявление единодушия), что стадионный рок — это враг, а он как раз и был очень театрален. В панковских кругах были группы, которые любые виды перформанса считали манерными, не подозревая, что то, что они считают крутым — тоже перформанс. Панки стаскивали людей со сцены за излишнюю театральность. Меня с моей группой, Nachdenkliche Wehrpflichtige, тоже как-то раз стащили.