Быстрый доступ:
Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)

Баухаус
Придание формы жизненным процессам

Женщина в кресле из стальных трубок Марселя Брёйера, 1926.
Женщина в кресле из стальных трубок Марселя Брёйера, 1926. | фото (фрагмент): © Архив Баухауса в Берлине / д-р Штефан Конземюллер

Художественная школа Баухаус стремилась методами художественного авангарда сделать архитектуру социальной, а значит — доступной. Революционный дизайн должен был дать новые формы для жизненных процессов меняющегося общества. Такова была высшая цель.

Von Надин Бергхаузен

Если вы хотите поставить себе в гостиную классику Баухауса, например, самобалансирующийся стул Марселя Брёйера, или же задать акцент, украсив интерьер лампой Вагенфельда — цена этих все еще популярных дизайнерских объектов может отпугнуть. Современное ценообразование парадоксально с учетом того, что изначально предметы интерьера от Баухауса были адресованы и социально незащищенным слоям населения тоже. Однако изменилась не только денежная стоимость, но и общая оценка Баухауса в целом. Простая элегантность предметов сегодня не кажется революционной — скорее, она в тренде. Меж тем основанный в 1919 году Баухаус стремился как раз-таки к революции — к радикальной модернизации повседневной жизни за счет постановки новых художественных рамок. 

Баухаус был порождением общества, которое страдало от последствий Первой мировой войны и индустриализации экономики. На фоне инфляции, голода, отсутствия жилья и работы, а также общественных беспорядков людям хотелось нового вектора развития социума. В таких социально-политических условиях сформировалось содружество людей искусства во главе с архитектором Вальтером Гропиусом, который позднее основал Баухаус в Веймаре. С точки зрения Гропиуса, катастрофическая ситуация в обществе требовала вмешательства творческого начала. Применительно к архитектуре он говорил: «Строить — значит облекать жизненные процессы в форму». Некоторые критики упрекали его в погоне за романтической утопией.

Радикальная модернизация жизни

В отличие от более раннего британского движения «Искусства и ремесла», которое идеализировало Средневековье и обращалось к готическим формам, Баухаус поставил перед собой задачу найти новый путь в дизайне. Группы, куда входили представители различных искусств, должны были — сначала с помощью ремесленников, а потом, в Дессау, также с помощью промышленного оборудования — создавать предметы, которые определяли бы культуру будущего. В манифесте Баухауса Гропиус написал: «Конечная цель всякой художественной деятельности — здание! […] Архитекторы, скульпторы и живописцы, мы снова должны вернуться к ремеслу! […] Художник — лишь высшая ступень ремесленника». 

Так как участники Баухауса хотели улучшить жизнь в первую очередь для менее обеспеченных слоев населения, продукция должна была быть доступной. Особое внимание уделялось тому, чтобы создаваемые предметы были пригодны для дешевого массового производства. Поэтому Баухаус выработал стиль, который был просто невозможен ранее. Художники отдавали предпочтение базовым геометрическим формам — квадрату, кругу, треугольнику — и это было как минимум непривычно. Что касается цветов, то обходились основными: красным, желтым, синим, черным и белым. Художественный критик Пауль Вестхайм так отозвался об организованной Гропиусом архитектурной выставке: «За три дня в Веймаре насмотришься квадратов на всю оставшуюся жизнь».

Искусство? Только не в Баухаусе!

Принципы Баухауса методично воплощались в жизнь: от художественного обоснования дизайна следовало отказаться полностью, так как это противоречило идеологии. Польза и функциональность, а не стиль или эстетика должны были определять дизайн. Эта установка, бесспорно, содержала в себе зерно потенциального конфликта с теми преподавателями Баухауса (на жаргоне Баухауса они назывались «мастерами»), которые прибывали в Веймар и Дессау как представители изобразительных искусств.

Строгий и оригинальный язык дизайна находил самое ясное выражение в предметах повседневного обихода. Например, по кофейным и чайным сервизам, вышедшим из мастерской металлообработки, четко видно: художественный замысел вовсе не в том, чтобы предметы подходили друг к другу. Сливочник, сахарница и чайник стилистически совсем разные, иногда кажется, что они совсем не сочетаются. Определяющим фактором была функция того или иного предмета, а не общее впечатление, которое будет создавать сервиз. Заварочный чайник Марианны Брандт — лишь один из множества примеров ухода от декоративно-прикладного искусства. Принцип «форма следует за функцией» был сформулирован еще до Баухауса, но и в наши дни он неразрывно ассоциируется со стилем Баухауса.
Заварочный чайник MT 49 дизайнера Марианны Брандт, фотография 1924 года, сделанная в Дессау фотографом Баухауса Люсией Мохой Заварочный чайник MT 49 дизайнера Марианны Брандт, фотография 1924 года, сделанная в Дессау фотографом Баухауса Люсией Мохой | фото (фрагмент): © picture alliance/dpa С тканью теперь тоже работали по новым принципам. Вместо популярных в начале века ковров с жанровыми сценами в мастерской Баухауса стали производить ковры с абстрактными узорами. В остальном изготавливались в первую очередь предметы повседневного обихода: скатерти и дорожки для стола, детская одежда и пробники для промышленности. С текстилем работали в основном женщины Баухауса под руководством Гунты Штёльцль, бывшей студентки, которая позже стала мастером.. 
Ковер художницы Баухауса Агнес Роге Ковер художницы Баухауса Агнес Роге | фото (фрагмент): © picture alliance/dpa/Хендрик Шмидт Новаторство Баухауса не ограничилось революцией в дизайне. В мастерских Баухауса возникали ранее не существовавшие профессии на стыке технологии и дизайна. Для рекламы продукции специально обучали фотографов и разрабатывали современные полиграфические решения, как правило, в черных и красных тонах. Профессия графического дизайнера оформилась самое позднее тогда, когда в рекламной мастерской Баухауса стали проводиться курсы по систематике рекламы и воздействию на сознание.
Plakatentwurf von Herbert Bayer, 1926 Plakatentwurf von Herbert Bayer, 1926 | Foto: © picture alliance/Heritage Images

дизайн для масс

Das revolutionäre Design, das Bauhaus unter der Führung von Walter Gropius entwickelt hatte, erhielt unter dem neuen Direktor Hannes Meyer ab 1927 eine stärker soziale Ausrichtung. Noch mehr sollte das Bauhaus nun für den Bedarf des Volkes – für den „Proletarier“ – entwerfen. Unter Meyers Ägide galt nun die Devise „Volksbedarf statt Luxusbedarf“; die alles entscheidende Frage sollte sein: „Was brauchen die Menschen in ihrem Alltag wirklich?“ Nicht mehr Teppiche, sondern robuste Bodenbeläge wurden produziert. Die verschiedenen Werkstätten arbeiteten dann zusammen, wenn belastbare Spannstoffe für Stahlrohrmöbel entwickelt wurden. 
Женщина в кресле из стальных трубок Марселя Брёйера, 1926. | Женщина в кресле из стальных трубок Марселя Брёйера, 1926. | | фото (фрагмент): © Архив Баухауса в Берлине / д-р Штефан Конземюллер Однако уже упоминавшаяся лампа Вагенфельда — хороший пример того, насколько расходились идея дизайна для масс и экономическая реальность. Лампа ручной работы, выполненная из серебра и стекла, не могла быть доступна по цене рабочему. Даже сам создатель этой знаменитой настольной лампы, Вильгельм Вагенфельд, в 1924 году вынужден был признать, вернувшись с выставки:
«Торговцы и фабриканты смеялись над нашими изделиями. Изделия хоть и выглядели как дешевый заводской товар, но на самом деле представляли собой дорогие дизайнерские работы. Что ж, насмешки были объяснимы». 
Heute ein begehrtes und nicht eben preisgünstiges Einrichtungsstück: Wagenfeldleuchte im Handel Популярный и не очень дешевый предмет интерьера: Лампа Вагенфельда в продаже | фото (фрагмент): © Кристос Витторатос CC-BY-SA-3.0 В наши дни реальность все равно выглядит иначе: дизайн от Баухауса стал культовым, и эти предметы роскоши ценны скорее эстетикой, чем функциональностью. Но идеи и принципы Баухауса вошли в историю: они определяют современный дизайн и архитектуру, их по-прежнему преподают в художественных и дизайнерских вузах. Наследие баухаусовцев, которыми руководили Вальтер Гропиус и его последователи Ханнес Майер и Людвиг Мис ван дер Роэ, нагляднее всего проявляет себя в домах, которых мы живем: благодаря им прогресс, современный стиль жизни и четкие формы определяют внешний вид наших гостиных.