воспоминания От коллективной к культурной памяти

Наглядный знак памяти в самом центре Берлина: памятник убитым евреям Европы;
© Marko Priske

Когда уйдут последние свидетели тех событий, то музеи, памятники, исторические даты, сами по себе станут культурным наследием, свидетельствующим о том времени. В последнее время воспоминания о периоде нацистского режима стали в Германии более интенсивными.
 

Слова федерального президента Вайцзеккера по случаю 40-й годовщины окончания Второй мировой войны в мае 1985 года были однозначны: «8 мая был днем освобождения. Он освободил всех нас от бесчеловечности и тирании национал-социалистического режима». Речь Вайцзеккера получила в мире большой резонанс, и это объясняется не только тем, что он взглянул на это событие под другим углом, то есть не как на «поражение» Германии в этой войне, а как на «освобождение» от нацизма. Он также отстаивал точку зрения, что память об этих событиях, при изменяющихся требованиях современности, представляет собой новую задачу.

 
постоянные размышления о причинах

В своем выступлении федеральный президент того времени обратился к двум явлениям, которые, по сути, формировали общественную культуру памяти в Германии более четко в последующие 30 лет. С одной стороны, речь идет о том, что 8 мая 1945 года стали все чаще рассматривать в качестве отправной точки для построения успешной демократии. Возросла политическая культура нации. С другой стороны, в общественной культуре памяти – прежде всего, в общественно-политической – акцент был перенесён на жертвы. В связи с этим на международном уровне наблюдаются параллели, ибо начиная с 1990 годов во многих европейских странах сотрудничество с немецкими оккупантами и участие местного населения в депортации евреев осмысляется все более критически. Однако ни в одной другой стране Европы Холокост и его последствия не имели роли столь важной точки отсчета для национальной культуры памяти как для Федеративной Республики Германии. Самым очевидным выражением этой тенденции стал, завершенный в 2005 году, памятник убитым евреям в Берлине, который доступен сейчас для миллионов туристов. В некотором смысле он даже выполняет функцию современного национального мемориала, который напоминает всем посетителям об ужасных событиях ХХ века.

С 1980 года жертвы в немецкой культуре памяти находились в центре внимания, и сопутствующее стремление немцев к саморефлексии можно рассматривать как результат смены поколения. Историки коммеморативной культуры объясняют это переходом от коллективной к культурной памяти. Первая из упомянутых, как правило, проходит тихо и незаметно в непрекращающемся ритме смены поколений. Культурная память, с другой стороны, относится к своеобразному запасу текстов, образов и ритуалов любого общества и любой эпохи, с помощью которого человечество стабилизирует и передаёт своё самопонимание. На этом фоне характер 1980-х годов становится более понятным, ибо именно тогда представители уходящего поколения в последний раз публично как прямые очевидцы свидетельствовали о нацистской диктатуре. После их смерти, тем не менее, стало появляться все больше посредников, которые решали, что должно быть включено в культурную память народа. В ходе обширных изменений в медиапространстве возросло число музеев, библиотек и мемориалов, а также исторических дат, которые полноценно доказали свой потенциал в качестве форумов для социальной саморефлексии и осмысления современной культуры памяти.
 

ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ В ПЕРИОД СТРЕМИТЕЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

K характерным чертам развития Германии относится то, что начиная с 1980-х годов, общественное празднование 8 мая, а значит, и истории Третьего рейха, не уменьшилось, а скорее даже усилилось. Это было подчеркнуто общественными церемониями дней памяти 27 января (день, когда был освобожден концлагерь Освенцим), 8 мая (конец Второй мировой войны), 20 июля (восстание против Гитлера), и датой, особо наполненной историческими событиями – 9 ноября (Ноябрьская революция 1918 года, «Хрустальная ночь» или «Ночь разбитых витрин» 1938 года, падение Берлинской стены в 1989 году). В общем, это переломные моменты, которые в период стремительных изменений дают общественности возможность прийти к пониманию опыта прошлого и из этого вывести общие цели для будущего.
 
Исторический подход может также показать, насколько радикально политические переломные моменты могут трансформировать культуру памяти. Совсем недавно, в 1989-ом – 1990-ом годах, это наблюдалось повсеместно в Европе –  после распада коммунистических режимов захороненные воспоминания впервые массово были подняты на поверхность. На протяжении десятилетий их игнорировали или даже полностью подавляли. Западная Европа также была охвачена этим эффектом, поэтому с тех пор культура памяти как в Восточной, так и в Западной Европе находится в периоде крупного переворота. Материальные и символические признаки этих изменений можно увидеть повсюду. В Германии они проявляются, среди прочего, в живой конкуренции между мемориальными местами нацистского и восточногерманского режима.
 
Из недавних междисциплинарных исследований о воспоминаниях следует, что под культурой памяти нельзя понимать статические воспоминания группы. Культура памяти скорее является результатом продолжающихся политических и социальных процессов и переговоров.