Новый взгляд на колониализм Прошлое не проходит бесследно

Ответственный за убийства гереро генерал-лейтенант Лотар фон Трота и его сотрудники в 1904 году в бывшей немецкой колонии Юго-Западной Африки;
Фото (фрагмент): © Федеральный архив

Колониальное прошлое Германии влечет за собой тяжелое бремя ответственности, которое продолжается и по сей день. Это находит свое отражение в спорах по поводу этнологических коллекций, переименования улиц и, главным образом официальной позиции в отношении переживания чувства вины.
 

«Сто лет назад угнетатели, ослепленные колонизаторским рвением, стали творителями насилия, дискриминации, расизма и уничтожения во имя Германии», – сказал министр экономического сотрудничества и развития Германии того времени Хайдемари Вичорек-Цойль. Эта речь была произнесена 14 августа 2004 года по случаю столетнего юбилея битвы при Ватерберге в бывшей колонии, Германской Юго-Западной Африке, современной Намибии. Там в 1904 году десятки тысяч гереро были вытеснены по приказу немецкого генерал-лейтенанта Лотара фон Троты в безводную пустыню Омахеке, где многие из них умерли от жажды. «Зверства того времени сегодня можно было бы назвать геноцидом, –  сказал Вичорек-Цойль и извинился перед гереро. – Мы, немцы, принимаем нашу историческую и политическую, моральную и этическую ответственность и вину, которую немцы навлекли на себя тогда.» Тем не менее, потребовалось еще одно десятилетие, прежде чем в 2015 году правительство Германии охарактеризовало массовые убийства как «геноцид». Официальные извинения и компенсационные выплаты в адрес гереро от немецкого правительства, однако,  еще до сих пор не поступили.

До 1908 года выжившие гереро выполняли принудительную работу в уже тогда так называемых концентрационных лагерях. Значительная их часть умерла от голода и болезней. Войну в Намибии, немцы продолжали с намерением совершить геноцид. Помимо войны Маджи-Маджи в Германской Восточной Африке (современная Танзания), она была самой длинной военной операцией, понесшей наибольшие потери, в целом ряде насильственных эксцессов, которые немцы развязали на своих колониальных территориях.

 
Игнорирование колониального прошлого

Вместе с Первой Мировой войной подошла к концу немецкая колониальная империя, просуществовавшая менее 30 лет и имевщая территории в Африке, южной части Тихого океана, а также китайском городе Циндао. В межвоенный период это было часто преподнесено как «потеря», нацисты ковали планы восстановления колоний. Однако после 1945 года колониальное прошлое страны долгое время, казалось, не вызывало в Германии практически никакого интереса. Это, несомненно, было связано с широко распространенной тенденцией приравнять колониализм к колониальному правлению, что, таким образом, оставило Германию вне колониального развития. Действительно, колониальные территории Германии имели небольшое экономическое значение и в целом существовали непродолжительное время. Германия, казалось, осталась нетронутой последующими проблемами колониальных империй, с которыми столкнулись такие страны, как Франция и Англия. Проблема подхода к нацистскому прошлому страны и Холокосту стояла высоко на политической повестке дня. Важным вопросом также была Западная интеграция в контексте холодной войны. Колониальный расизм и эксплуатация Африки, с другой стороны, были вопросами, с которыми должны были «иметь дело» другие. В области сотрудничества Федеральная Республика Германии в целях развития представляла себя как политического партнера, свободного от такого рода бремени и не имеющего каких-либо неоколониальных интересов.

Новая эра переосвидетельствования

Только после воссоединения в 1990 году немецкий колониализм стал вызывать немного больше интереса. Тем не менее, степень, в которой политики до недавних пор избегали признания геноцида и преступлений против человечности, в случае Намибии отображает передача 20 черепов гереро высокопоставленной делегации из Намибии в 2011 году в больнице Шарите в Берлине. Перед началом Первой мировой войны, черепа был доставлены в немецкую столицу при ужасающих обстоятельствах – в качестве «материала» для немецких расовых исследователей в Вильгельмскую эпоху. Церемония передачи закончилась скандалом – африканская делегация, в том числе министр культуры Намибии, хотели больше, чем просто привезти домой останки своих предков. Они хотели, чтобы Германия, в конце концов, признала преступные деяния, причиненные народам Намибии колониальными правителями.

Обсуждение возобновилось снова в 2015 году. В середине года, более 150 представителей политики, науки, религии, культуры и различных ассоциаций выступили к общественности с обращением, гласившим: «Геноцид есть геноцид». Некоторое время спустя, президент Бундестага Норберт Ламмерт написал в немецком еженедельнике Die Zeit, что подавление восстания гереро, по сегодняшним стандартам международного права, является геноцидом. С июля 2015 года следующее предложение, согласно с министерством иностранных дел,  является «политическим руководством» для федерального правительства: «Война на уничтожение гереро в Намибии с 1904 по 1908 год была военным преступлением и геноцидом.» Кроме того, в целях продвижения вперед процесса повторного рассмотрения этой темной главы в совместной истории, федеральный министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер назначил Рупрехта Поленца в качестве специально уполномоченного по делам немецко-намибийских отношений. В апреле 2016 года Поленц, политик ХДС и многолетний председатель комитета Бундестага по иностранным делам, объявил, что этот процесс закончится «извинениями со стороны Германии». Немецкая и Намибийская делегации подготовили заявление, которое затем будет принято обоими парламентами.

Из дебатов о запланированном форуме Гумбольдта в Берлине также ясно, что колониальное прошлое не прошло бесследно. В этом контексте, колониальное происхождение этнологических коллекций породило вопросы, касающиеся законности и моральной легитимности приобретений. Кроме того, во многих городах Германии поднимался вопрос о переименовании улиц, которые носят имена сторонников немецкого колониализма.
Одной из основных нерешенных проблем по-прежнему является то, что немецкий колониализм в значительной степени игнорируется в школьном образовании. Специально уполномоченный Поленц объявил о необходимости «проектов общей культурной памяти», каковыми являются, например, новые учебники, созданные при повторном рассмотрении прошлого с Польшей и Францией. Колониализм не может быть пересмотрен таким образом, что он перестает быть частью немецкой истории. Его последствия видны по сей день.