Интервью со Штефани Петер В Новосибирске я по-настоящему узнала Россию

Штефани Петер
© Алексей Поляков

В августе директор Гёте-Института в Новосибирске Штефани Петер завершает свою миссию в сибирском городе-миллионнике. В интервью она вспоминает самые яркие реализованные проекты и делится впечатлением, которое сложилось у нее о Сибири и ее жителях за четыре года работы.

Г-жа Петер, деятельность любой культурной организации во многом зависит от того, какими руководитель видит направления развития. Были ли для вас в работе Гёте-Института в Новосибирске особенные, тематические, фокусы?

Мне хотелось бы назвать четыре важных направления, на которых мы с нашими локальными партнерами особенно акцентировались. Первое – это музыка. Я всегда очень любила музыку, и в этом смысле Новосибирск с его разнообразным музыкальным ландшафтом стал для меня настоящим источником вдохновения. Например, в 2013 году я познакомилась здесь с авангардным музыкальным коллективом «Эхотурист». Вскоре из этого знакомства родилась идея музыкального фестиваля CTM Siberia с концертами, вечеринками и мастер-классами. Фестиваль прошел в Новосибирске и Красноярске, представив публике как европейских, так и российских музыкантов. Многие из них, кстати, благодаря этому проекту получили мощный толчок для дальнейшего творческого роста. Мы работали с форматами и жанрами, которые обращались к абсолютно новой публике, и в данном случае для нас это стало одним из самых важных результатов.
 
Как вам это удалось? У вас получилось вдохновить людей, которые обычно не появляются на подобных мероприятиях?

Это была действительно исключительная задача. Ведь по сравнению с Европой в России, а особенно в Сибири, есть невероятная пропасть между официальной и неофициальной культурой. Художника, который странно выглядит и носит рваные джинсы (не модные «в дырочку», а действительно рваные) вряд ли будут воспринимать всерьез те, от кого зависит развитие культуры в регионе. А нам было важно обратить внимание на эту креативную, образованную аудиторию – и мы вовлекли ее в наши проекты. Фестиваль CTM Siberia, выставка «Гениальные дилетанты», перформативная инсталляция «Разговоры из темной комнаты» ‑ данные проекты дали сцену новой публике. Кстати, сегодня все больше этих молодых художников интегрируются в официальный культурный контекст города.
Конечно, мы также делаем мероприятия и в классических, привычных форматах. Это и наш традиционный Фестиваль немецкого кино, и множество фотовыставок, и международный музыкальный фестиваль «Сибирские сезоны». Безусловно, литературная программа нам не менее важна, поэтому мы организовали уже немало встреч русских и немецких писателей, а также чтений с участием местных актеров.
 
Обычно наша публика сдержанно воспринимает новое. Почему же вы отваживаетесь на подобные творческие эксперименты?

О сдержанности тут не может быть речи. Мы неоднократно замечали, что публика с любопытством реагирует на все новое. Интересное, еще не виданное имеет колоссальную силу притяжения. И мы постоянно находимся в диалоге со своей публикой. Я вспоминаю обсуждения на Фестивалях немецкого кино или дискуссии о цензуре на проекте «Разговоры из темной комнаты». Благодаря участию многих локальных экспертов – ученых, предпринимателей и деятелей культуры – проект усилил позиции новосибирского гражданского общества. В интернете была оживленная дискуссия о так называемом привидении (арт-объект, появившийся по итогам творческой резиденции в новосибирском подземном переходе). Необходимо также назвать активные вечерние дискуссии в рамках проекта о легенде русского авангарда Эль Лисицком. И многое-многое другое – перечислять можно бесконечно.
 
Очень часто вы также обращаетесь к детям и молодежи.


Умение воспринимать искусство необходимо развивать с раннего возраста. Поэтому культурное образование – очень важная для нас задача. Потенциал у молодого поколения присутствует, причем в довольно большой степени. И есть соответствующий спрос. Сегодняшняя молодежь формируется в дигитальном мире, и бывает непросто донести до нее ценность мирового культурного наследия – да так, чтобы эта тема стала интересной. Поэтому мы проводим мастер-классы для педагогов, наши референты демонстрируют, как преподносить ученикам фильмы, книги, искусство – чтобы дети выражали свою точку зрения, а не пересказывали авторитарное мнение учителя. Вот очень хороший пример. Осенью 2017 года в одной из школ Дзержинского района Новосибирска состоится большая творческая лаборатория «Неделя перемен». Учителя и ученики вместе с немецкими художниками и архитекторами переформатируют существующую школьную галерею. Это отличный эксперимент на стыке культуры и образования.
 
Раз уж мы заговорили об образовании, хочется спросить и о развитии языковой работы Гёте-Института в Новосибирске. У вас наконец появились собственные курсы немецкого языка!

Когда в 2009 году в Новосибирске открылся третий филиал Гёте-Института в России, у него было две основных задачи: содействие развитию культуры и работа в сфере образования, то есть сотрудничество с университетами и школами, в которых преподается немецкий язык, организация курсов повышения квалификации для преподавателей. Собственных языковых курсов у нас не было – мы поддерживали два сертифицированных Центра немецкого языка в Академгородке и в Новосибирском государственном техническом университете. И вот в 2016 году, спустя почти восемь лет с начала работы Гёте-Института в Новосибирске, мы приняли решение о пересмотре структуры института. Результатом этого стал успешный старт собственных курсов немецкого языка под брендом Гёте-Института, и в дальнейшем мы надеемся расширять это направление нашей языковой работы. Так, уже с августа начинаем предлагать языковые курсы в собственных помещениях.
 
У Гёте-Института в Новосибирске большая сеть партнеров, и она постоянно расширяется. Как, по вашему мнению, выглядит идеальная кооперация с локальными институциями и деятелями культуры?

Раньше к нам часто приходили с такой просьбой: «Давайте мы что-нибудь сделаем – только мы пока сами не знаем, что». Таких предложений было очень много, и мы не на все могли откликнуться, не со всеми могли дорабатывать слабые концепты до готовых к реализации. Сейчас все больше потенциальных партнеров обращаются к нам с конкретными предложениями, из чего я делаю вывод, что наша работа по созданию коопераций качественно улучшилась. Грядущей осенью совместно с разработчиками и дизайнерами компьютерных игр из Академгородка, а также с важнейшим новосибирским кинотеатром мы планируем выставочный проект, посвященный компьютерным играм. Он позволит в очередной раз расширить круг нашей публики, а также, что немаловажно, создать в Новосибирске новые связи: в конце концов, наш город является родиной снискавших мировую известность математиков, и на сегодняшний день здесь представлена прекрасно развитая сфера информационных технологий. Речь идет о налаживании длительного диалога и о взаимном обмене опытом и знаниями. В процессе развития культуры в Сибири и на Дальнем Востоке неизменно приходится сталкиваться с вопросами, ответы на которые можно найти лишь совместными усилиями.
 
Вы упомянули об усилиях по укреплению связей с учреждениями культуры, в том числе с расположенными в отдаленных сибирских городах, таких, как Красноярск, Омск, Томск и Владивосток. А как выглядит культурный диалог с соседними странами и странами Восточной Европы?


Гёте-Институт в Новосибирске принимает активное участие в многочисленных проектах региона «Восточная Европа – Центральная Азия». А в конце прошлого года нашим Институтом был инициирован журналистский проект: это интернет-портал для молодежи под названием «Конвертер», где публикуются статьи молодых журналистов, блогеров и фотографов из России, стран Центральной Азии, Кавказского региона, а также из Украины и Беларуси. Целью данного проекта является усиление и углубление связей между Европой и странами нашего региона. Все материалы публикуются на немецком, русском и английском языках.
 
Какой вам вообще запомнится Сибирь?

Я познакомилась здесь со многими чудесными людьми, но каждый раз меня сбивало с толку некое отчуждение при первых встречах. Впоследствии многие контакты обернулись невероятной нежностью, теплотой – оказывается, нужно просто немного подождать и иногда сделать первые шаги.

Для меня самое точное и емкое описание Сибири – неоднократно услышанное выражение: «Здесь вам не Москва!». И Новосибирск действительно не Москва. С одной стороны, этому можно только порадоваться, так как здесь возможны многие вещи, которые нельзя представить в столице. С другой стороны, есть тут и негативный аспект: сильная централизация и эксплуатация Москвой регионов всегда являлись серьезными проблемами России. На самом деле, если быть честной, я очень счастлива, что получила возможность познакомиться с Россией через «черный ход». Именно в Новосибирске можно лучше всего понять, что такое Москва и Санкт-Петербург, научиться ценить культурные возможности этих городов, а также впитать в себя ту концентрированную жизнь, которой люди живут здесь, на периферии. Это прозвучит, возможно, пафосно, но я очень благодарна Новосибирску за шанс по-настоящему узнать Россию. А поскольку наш Гёте-Институт работает не только в Новосибирске, но и по всей Сибири и Дальнему Востоку, мне удалось совершить путешествие в самую восточную точку России – во Владивосток. Так я действительно открыла для себя огромное культурное и географическое богатство этого региона.
 
Какие у вас дальнейшие планы? Будете скучать по новосибирским коллегам?

В Новосибирске, за то время, пока я возглавляла институт, наша команда выросла, и не только численно. Мы вместе пережили много кризисов и успехов, и, конечно, мне немного грустно расставаться с этим коллективом. Сначала я вернусь в Германию, буду работать в центральном офисе Гёте-Института в Мюнхене. А в 2018 году снова уеду за границу – навстречу новым удивительным местам и людям.