Быстрый доступ:

Перейти к содержанию (Alt 1)Перейти к навигации второго уровня (Alt 3)Перейти к навигации первого уровня (Alt 2)

Старость – страх или ресурс?

Старость – страх или ресурс?
© Соня Максименко

По данным социологического опроса ВЦИОМ, среднестатистический россиянин планирует прожить 78 лет. Женщины чуть дольше – до 81 года, у мужчин запросы более скромные – 74 года.

Старость – неизбежный процесс. Мы боимся старости, как всего неизвестного. Тем не менее, именно от наших представлений о старости и отношения к процессу старения зависит качество жизни в этот период.

Социальные стереотипы и главные проблемы пожилых – одиночество, занятость, здоровье и сексуальная активность – стали темами обсуждения одной из дискуссий на образовательном фестивале Moscow MaleFest, который прошёл при поддержке Гёте-Института и Фонда имени Генриха Бёлля.
 

Лола Тагаева

Подростковый страх смерти

Когда мы молоды, то мы, действительно, смотрим на возраст старения со страхом. Кто из нас в свои 20 лет, глядя на 40-летних не думал, что вот она – старость! Но, оказывается, что по мере того, как мы постепенно оказываемся в возрасте 40, 50, 60 лет, «изнутри» внешняя жизнь видится не такой уж и плохой, утверждает психолог и двигательный терапевт Александр Гиршон.

По мнению социолога и полевого интервьюера Дмитрия Рогозина, старости и смерти больше всего боятся не пожилые люди, а их дочери и сыновья, у которых в свою очередь есть свои, подрастающие дети. Именно на поколение-сэндвич  – то есть, на людей, у которых стареют родители и взрослеют дети, – и ложится основная нагрузка, связанная с боязнью старости.

«Пока живы родители, ты не только молод, ты жив сам душой, – говорит Рогозин. – Родители, бабушки и дедушки представляют собой семейный капитал. Потерять его по частичкам – это огромный страх».

Сами же бабушки и дедушки смерти не боятся. «Страх смерти – это страх подросткового возраста и страх среднего возраста. Когда человек выходит на финишную прямую, единственная его задача – не просто осмысление жизни, а подготовка к смерти. Если этой подготовки нет, то человек впадает в это уныние, не понимает, зачем жить, и быстро уходит», – говорит Рогозин. По его словам, постоянное осмысление того, что останется от человека после смерти, является движущей силой активного долголетия.

При этом старыми, как утверждает Рогозин, российские социологи считают людей старше 80 лет. Для сравнения – на Западе этот условный возраст выше – 90 лет. Однако опрос ВЦИОМ показал, что старость, по мнению большинства россиян, начинается уже в 62 года.

Мужчины и женщины: один страх, два подхода

Страх старости свойственен и мужчинам, и женщинам в равной степени. Но cправляются они с ним по-разному.

Мужчины, по мнению социологов, более пассивны. По словам Дмитрия Рогозина, среднестатистический россиянин перестаёт заниматься сексом примерно в 45 лет. Одной из причин такого «умиротворения» является не очень здоровый образ жизни: пристрастие к алкоголю, отсутствие физической активности. Влияние оказывают и культурные стереотипы. Когда у человека появляются внуки, он начинает считать, что жизнь прошла, говорит Рогозин.  Мужчины часто прячутся от жизни перед телевизором, в то время как женщина в возрасте 60 лет спокойно идёт на вечеринку со своими подругами.

«К сожалению, только женщины у нас учатся сексуальности, и они понимают, что к 50-ти годам достигают пика сексуальных развлечений, понимания своего партнёра, понимания телесности», – говорит Рогозин. Мужчины же, по его словам, ведут себя как подростки. «Они как видели свою сексуальность «пришёл, напрыгнул, убежал», так они об этой сексуальности точно так же говорят, не понимая, что за сексуальными практиками стоит целый космос», – отмечает Рогозин.

Еще один немаловажный аспект – внимание к своему здоровью, обращает внимание Дмитрий Рогозин. Если женщины в течение жизни регулярно посещают врачей и, например, следят за внешностью, то мужчинам – в силу гендерных стереотипов – гораздо сложнее признаться самим себе в необходимости следить за собственным здоровьем и самочувствием. 

Пожилым не нужен отдых

Проблемой пожилых, по словам Рогозина, остаётся и неготовность их родственников и близких людей говорить о смерти. В итоге пожилому человеку приходится оставаться со своими проблемами один на один. По мнению психолога Александра Гиршона, проблема одиночества заключается не только в недостаточной поддержке со стороны родственников, но и в отсутствии качественных социальных связей. А именно они приходят на помощь даже в том случае, когда потеряны семейные связи. Социальные коммуникации, которые нарабатываются через хобби и интересы, помогают обеспечить хорошее качество жизни в старости.

«Самая главная болезнь – это одиночество. Все остальное лечится, все остальное проходит. Одиночество убивает человека очень быстро», – соглашается Дмитрий Рогозин.

Еще одна проблема, ведущая к одиночеству стареющих людей, – невостребованность после выхода на пенсию. В нашем индустриальном обществе укоренилась идея: пожилые на пенсии должны отдыхать. При этом большинство из них до выхода на пенсию сталкивалось с другой установкой: мы ездим в отпуск, чтобы потом хорошо трудиться. «Старикам не нужен отдых. Они не хотят отдыхать. Потому что если ты отдыхаешь, ты должен отдыхать для чего-то, то есть для работы», – считает Дмитрий Рогозин.

Старость – не болезнь

В то же время современная российская социальная политика и различные клубы по интересам эксплуатируют именно эту идею – ты много работал, а теперь отдохни. Пожилым предлагают вести активный образ жизни исключительно для себя. В итоге услугами центров для пожилых пользуются не более 10 процентов людей, для которых эти услуги предназначались. «Ни один старик так вести себя не будет. Поэтому основная проблема – это невостребованность смысловая», – говорит Рогозин.

У пожилых людей, как утверждают социологи, имеется огромный эмоциональный капитал, глубокое понимание происходящего и размеренное стратегическое мышление. Это те конкурентные преимущества, которые государство не умеет использовать в своих интересах. «Очень большой аспект знаний старики так и уносят с собой в могилу, потому что их просят развлекаться», – подчеркивает Рогозин.

Государству, которое пока что не способствует формированию адекватных представление о старости, следует поменять подход к социальной политике в отношении пожилых. Субъектами государственной политики в области старения должны стать не только пожилые люди, но и семья, и близкие. Такой подход позволит спасти пожилых людей от апатии и одиночества, уверены участники Moscow MaleFest.